Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика

Сонет 105

----------
Оригинальный текст и его перевод
----------

Let not my love be call'd idolatry,
Nor my beloved as an idol show,
Since all alike my songs and praises be
To one, of one, still such, and ever so.
Kind is my love to-day, to-morrow kind,
Still constant in a wondrous excellence;
Therefore my verse, to constancy confined,
One thing expressing, leaves out difference.
'Fair, kind and true' is all my argument,
'Fair, kind, and true', varying to other words,
And in this change is my invention spent,
Three themes in one, which wondrous scope affords.
'Fair, kind, and true' have often lived alone,
Which three till now never kept seat in one.

Пусть мою любовь не назовут идолопоклонством
и _пусть_ мой возлюбленный не покажется идолом,
ведь все мои песни и хвалы равно
_посвящены_ одному, _поются_ об одном, всегда таковы и вечно
неизменны.
Мой возлюбленный добр сегодня, завтра добр,
всегда постоянен в _своем_ дивном совершенстве;
поэтому мои стихи, обреченные на постоянство,
выражая _всегда_ одно, исключают разнообразие.
"Прекрасный, добрый и верный" - вот все содержание _моих
стихов_;
"прекрасный, добрый и верный" - варьирую _это_ другими
словами,
и на эти вариации тратится все мое воображение, -
три темы в одной, что дает дивные возможности.
"Прекрасный, добрый и верный" - _эти качества_ всегда
существовали поодиночке,
_все_ три никогда не помещались в одном _человеке_.

----------
Перевод Игоря Фрадкина
----------

Пусть идолопоклонством преклоненье
Перед тобой не называет мир,
Хоть все хвалы, все песни, все творенья -
Все для тебя, и ты один - кумир.
Всесильна магия очарованья,
Одним тобой душа полна:
Ты с каждым днем сердечней в миг свиданья,
И песня у меня всегда одна.
Пою одно: "Прекрасен, добр и верен!"
"Прекрасен, добр и верен!" - ночью, днем
На все лады я повторять намерен -
Три чуда слились в образе одном.
"Прекрасен, добр и верен!" - мой язык
Как клятву повторяет каждый миг.

----------
Перевод Владимира Микушевича
----------

Не идолопоклонник я, о нет!
Звать идолом любовь мою грешно.
Один и тот же я пою предмет,
И драгоценно для меня одно.
Ты добр сегодня, как ты был вчера,
Как будешь завтра, и в стихе моем
Лишь постоянство твоего добра,
Присущее мне лишь с тобой вдвоем.
"Красив, и добр, и верен", - весь мой сказ.
"Красив, и добр, и верен", - ты прости.
Составить не могу изящней фраз,
Не знаю, что еще изобрести.
Красив, и добр, и верен ты один,
В единственном лице мой господин.

----------
Перевод Н. В. Гербеля
----------

Не называй мой пыл каждением кумиру
И идолом любви красавицу мою
За то, что я весь век одну ее пою
И за любовь не мщу, подобяся вампиру.

Красавица моя - сегодня как вчера -
В достоинствах своих верна и постоянна,
А потому  и стих мой шепчет неустанно
Все то же - что она прекрасна и добра.

Наивность, красота и верность-вот поэма,
Написанная мной, с прибавкой двух-трех слов,
Где мной воплощена любви моей эмблема.
В одной поэме - три! Вот поле для стихов!

Правдивость, красота и верность хоть встречали
Но никогда в одном лице не совмещались.

----------
Перевод С.И. Турухтанова
----------

Кумира я в любви не сотворю
Все идолы мне кажутся чужими;
Лишь одному пою любовь свою:
Аминь! Да воссветится твое имя!

В любви мой неизменен интерес,
Одним дышу, привержен одному;
Так и в стихах - мне ни к чему прогресс,
Я в теме изменений не приму.

Красивый, честный, добрый - вот слова,
Что я тасую, избежав новаций.
Какое поле для игры ума:
В одном - три темы. Уйма вариаций!

Три качества, а милый мой - один:
Пусть он навеки будет триедин.

----------
Перевод Р. Бадыгова
----------

Пускай для всех язычником я стану,
Пусть идолом сочтут мою любовь -
Ее одну я петь не перестану
И буду повторяться вновь и вновь.
Одной лишь теме верен постоянно,
Сегодня, завтра - так же, как вчера -
Любовь я буду славить неустанно,
Как воплощенье правды и добра.
Добро, правдивость, красота - три слова
Пишу я каждый раз на новый лад,
И каждый стих - лишь копия другого,
Хотя слова по-разному звучат.
Три качества так часто жили врозь,
Теперь единство их в тебе сошлось.

----------
Перевод Андрея Кузнецова
----------

Пускай моя любовь не божество,
Любимый мой - не идол, не кумир,
Но в этих песнях славлю я его,
Пою о нем и восторгаю мир.
Моя любовь нежнее с каждым днем,
Прекрасным совершенством восхищая,
В моих стихах пишу я лишь о нем
И тем других себе не позволяю.
Прекрасный, добрый, верный - все слова,
Прекрасный, добрый, верный - все, что знаю,
Свела в одну три темы голова,
В стихах пределы дивно раздвигая.
  Прекрасный, добрый, верный - чудо в том,
  Что это все слилось в тебе одном.

----------
Перевод С. Степанов
----------

Пусть не винят в язычестве меня -
Не идол мой возлюбленный нисколько,
Хоть, как язычник, я день изо дня
Пою ему, хвалу ему - и только.

Красив и нежен он, любовь моя,
И постоянен равно неизменно,
И неизменно постоянству я
Свои стихи слагаю вдохновенно.

"Прекрасный, добрый, верный", - я твержу,
"Прекрасный, добрый, верный", - только это,
И темы я другой не нахожу:
Все три в одном - вот тема для поэта!

"Прекрасный, добрый, верный" - врозь подчас,
Но вот все три в одном на этот раз.

----------
Перевод А.М. Финкеля
----------

Моя любовь не идолам служенье.
Любимого не называй божком
За то, что все хвалы и песнопенья
Всегда ему и лишь о нем одном.
Сегодня нежен, завтра он нежнее
И в прелести своей неизменим,
Мои стихи полны одною ею,
Не заменяя свой напев иным.
"Добр, чист, красив" - вот все их содержанье,
"Добр, чист, красив" - на все лады пою.
Трех этих тем безмерны сочетанья,
Им отдал я поэзию свою.
"Добр, чист, красив" - их часто встретишь врозь,
Но вместе все - в тебе одном сплелось.

----------
Перевод Самуила Яковлевича Маршака
----------

Язычником меня ты не зови,
Не называй кумиром божество.
Пою я гимны, полные любви,
Ему, о нем и только для него.

Его любовь нежнее с каждым днем,
И, постоянству посвящая стих,
Я поневоле говорю о нем,
Не зная тем и замыслов других.

"Прекрасный, верный, добрый" - вот слова,
Что я твержу на множество ладов.
В них три определенья божества,
Но сколько сочетаний этих слов!

Добро, краса и верность жили врозь,
Но это все в тебе одном слилось.