Рекомендуем

http://gidrojob.ru/ пенетрон адмикс.

Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика

Сонет 114

----------
Оригинальный текст и его перевод
----------

Or whether doth my mind being crowned with you
Drink-up the monarch's plague, this flattery?
Or whether shall I say mine eye saith true,
And that your love taught it this alchemy,
To make of monsters, and things indigest.
Such cherubins as your sweet self resemble,
Creating every bad a perfect best,
As fast as objects to his beams assemble?
О 'tis the first; 'tis flatt'ry in my seeing,
And my great mind most kingly drinks it up;
Mine eye well knows what with his gust is greeing,
And to his palate doth prepare the cup.
If it be poisoned, 'tis the lesser sin
That mine eye loves it and doth first begin.

Моя ли душа, коронованная тобой {*},
_жадно_ пьет эту чуму монархов, лесть?
Или мне следует сказать, что мои глаза говорят правду
и это любовь к тебе научила их такой алхимии,
чтобы делать из чудовищ, и созданий бесформенных
таких херувимов, которые напоминают твое милое существо,
создавая из всего плохого наилучшее,
как только предметы собираются в их лучах? {**}
О, _верно_ первое: это _виновата_ лесть в моем зрении,
и моя великая душа по-королевски выпивает ее;
мои глаза хорошо знают, что доставит ей удовольствие,
и приготовляют чашу по вкусу.
Если она отравлена, то это меньший грех,
так как глаза любят это _питье_ и начинают _вкушать_
первыми.

{* Т. е. возвышенная до королевского достоинства твоей дружбой.
** См. примечание к переводу сонета 43.}

----------
Перевод Игоря Фрадкина
----------

Ужель моя душа хвалой твоей
Отравлена, как королева, лестью?
Иль то Любовь - всесильный чародей! -
Взор удостоила высокой чести?
Иль я алхимик? - мой влюбленный глаз
Урода превращает в херувима,
Что на тебя походит каждый раз,
И - это волшебство непобедимо?
Увы, догадка первая верна:
Моей душе отныне лесть по нраву,
И взор, которому душа видна,
Ей предлагает царскую отраву.
Яд тонкой лести преподносит глаз,
Но первым сам пригубит всякий раз.

----------
Перевод Владимира Микушевича
----------

Что если я монарх, и потому,
Что коронован я тобой, мне льстят,
И выдает за свет ночную тьму
Алхимия твоя, являя ряд
Своих исчадий, чудищ и чудес
И херувимов, чей прообраз ты,
Превознося дурное до небес,
Едва придав ему твои черты.
Так духу льстит угодливое зренье,
Сомнительных ревнительница уз,
И в чаше предлагает уверенье
В том, что целебно сладкое на вкус.
Отрава - меньший грех на этот раз,
Чем совращенье упоенных глаз.

----------
Перевод Н. В. Гербеля
----------

Ужель  мой  слабый дух, исполненный  тобой,
Царей  отраву - лесть - впивает, ангел мой?
Иль может быть, глаза мои уж слишком правы,
А  страсти, что в тебе гнездятся, так лукавы,

Что научают их искусству превращать
Чудовищ ада злых в божественную рать,
Из худшего творя все лучшее пред нами,
Едва оно свой путь свершит под их лучами.

Не будет ли верней, что взгляд мой лжет в их
честь,
А бедный разум пьет по-царски эту лесть?
Глаз знает хорошо -  что разум мой  пленяет:
По вкусу он ему напиток приправляет.

Хоть и отравлен он, но нравится глазам:
Грех меньше, если взор его отведал сам.

----------
Перевод С.И. Турухтанова
----------

Иль разум пьет, возвышенный тобою
Вино монархов - сладкой лести яд,
То ли глаза мне правду говорят,
Но обладают властью колдовскою

Из монстров, населяющих Аид,
Ваять тебе подобных херувимов,
Уродству придавая Божий вид,
Лишь только глаз лучи его обнимут.

Скорее - первое. Мне лесть смутила взор
И королевскую мой разум пьет отраву:
Со знаньем приготовлен был раствор,
Чтоб мозгу был по вкусу и по нраву;

А коль отравлен он - тем меньше грех:
Глаза нальются ядом раньше всех.

----------
Перевод Р. Бадыгова
----------

Тобою лишь мой разум очарован
И лесть - монархов бич - испил до дна.
А взор ослеп, как будто околдован,
Любовь твоя - алхимия одна,
Что в нежных херувимов обращает
Ужасных чудищ, многоглавых змей,
Добро и зло безжалостно мешает
И губит все огнем своих лучей.
Опасности никак не замечая,
Напиток сердце безотчетно пьет,
А глаз, дурному вкусу потакая,
Очередную чашу подает.
Но если взор душе подносит яд,
Вкушая первым, - он не виноват.

----------
Перевод Андрея Кузнецова
----------

Быть может, мой рассудок увенчал
Монарший, лестью созданный, венец?
Или мой глаз, блестящий от похвал,
Готов создать чудесный образец,
Тобой обучен магии любви,
Из монстров и бесформенных вещей
Он ангелов - подобия твои -
Воссоздает в сиянии лучей?
Нет. Все же лесть. В сознании моем
Глаз угодить старается уму
И, впитывая знания о нем,
Готовит яд по вкусу моему.
  Пить яд любви не самый тяжкий грех,
  И глаз мой начинает раньше всех.

----------
Перевод С. Степанов
----------

Ужель мой мозг, увенчанный тобою,
Чуму пьет из монаршей чаши - лесть?
Иль глаз не лжет - и некоей волшбою
Дано ему из чудищ произвесть

Небесных херувимов с ликом ясным,
Как двойники похожих на тебя,
Представить безобразное прекрасным,
Едва его поймает взгляд, любя?

Конечно лесть! И из монаршей чаши
Пьет мозг мой, а угодливый мой глаз
В деталях малых знает вкусы наши
И ублажить сполна желает нас.

Пусть это яд, но грех сей невелик:
Ведь глаз мой первым чашу пить привык.

----------
Перевод А.М. Финкеля
----------

Не то мой дух, гордясь твоей хвалой,
Отравлен лестью - всех царей отравой;
Не то любовью взор обучен мой
Науке чудотворной и лукавой -
Алхимии, которая творит
Из мерзкого урода херувима,
Химерам придает твой милый вид,
Своим лучом коснувшись их незримо, -
Не ведаю. Виной, наверно, лесть.
Теперь по-царски дух упьется ею.
Ведь знает глаз, что духу преподнесть,
И приготовит чашу повкуснее.
Пусть в чаше яд, но глаз искупит грех
Тем, что его он выпьет раньше всех.

----------
Перевод Самуила Яковлевича Маршака
----------

Неужто я, прияв любви венец,
Как все монархи, лестью упоен?
Одно из двух: мои глаз - лукавый льстец.
Иль волшебству тобой он обучен.

Из чудищ и бесформенных вещей
Он херувимов светлых создает.
Всему, что входит в круг его лучей,
С твоим лицом он сходство придает.

Вернее первая догадка: лесть.
Известно глазу все, что я люблю,
И он умеет чашу преподнесть,
Чтобы пришлась по вкусу королю.

Пусть это яд, - мой глаз искупит грех:
Он пробует отраву раньше всех!