Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика

Сонет 115

----------
Оригинальный текст и его перевод
----------

Those lines that I before have writ do lie,
Even those that said I could not love you dearer;
Yet then my judgment knew no reason why
My most full flame should afterwards burn clearer.
But reckoning Time, whose millioned accidents
Creep in 'twixt vows, and change decrees of kings,
Tan sacred beauty, blunt the sharp'st intents,
Divert strong minds to th'course of alt'ring things -
Alas, why, fearing of Time's tyranny,
Might I not then say 'Now I love you best',
When I was certain o'er incertainty,
Crowning the present, doubting of the rest?
Love is a babe: then might I not say so,
To give full growth to that which still doth grow.

Те строки, которые я написал до этого, лгали -
_именно_ те, в которых говорилось, что я не могу любить тебя
сильнее,
но тогда мой ум не знал причины, по которой
мое горевшее в полную силу пламя должно было потом
разгореться _еще_ ярче
Но, принимая во внимание Время, чьи бесчисленные
[миллионные] случайности
проникают между обетами и меняют указы королей,
портят {*} священную красоту, притупляют самые острые
намерения,
склоняют самые сильные души на путь непостоянства, -
увы, почему, опасаясь тирании Времени,
не мог я тогда сказать: "Сейчас я люблю тебя сильнее всего",
когда я был уверен _в этом_ вне всяких сомнений,
_превознося_ [коронуя] настоящее _и_ сомневаясь относительно
остального?
Любовь - дитя; поэтому я не мог так говорить,
приписывая полный рост тому, что вечно растет.

{*  В оригинале - "tan", буквально: "делать темным и грубым, похожим на
дубленую кожу".}

----------
Перевод Игоря Фрадкина
----------

Увы, в стихах я лгал тебе тогда:
Под взглядами твоими пламенея,
Я клялся искренне, что никогда
Костру любви не воспылать сильнее.
Ведь Время рвет указы королей,
Обеты рушит, красоту пятнает,
На переосмысление вещей
И поиск нового умы склоняет.
Но тиранию Времени поправ,
Любовь созрел а, отмела преграды -
"Не воспылать сильней!" - я был не прав,
Я заблуждался - горше нет досады,
Любовь была дитем; как я не смог
Ребенка рост предречь? - суров урок.

----------
Перевод Владимира Микушевича
----------

Писал я, за стихом слагая стих,
Что пламенеть мне ярче невозможно,
Как будто я любил от сих до сих,
Но признаюсь: то, что писал я, ложно.
Поскольку прихоть времени в тщету
Ввергает повеленья королей,
Мысль притупляя, сушит красоту,
И сильный ум прельщен игрой ролей.
Как мог я новых от любви щедрот
Ждать, если рушит время времена
И ненадежным обнадежен тот,
Кому лишь безнадежность суждена?
Одно из двух: любовь уже прошла
Или она пока еще мала.

----------
Перевод Н. В. Гербеля
----------

Мой  друг, те строки лгут, что прежде я писал
Где пелось, что любить не в силах я сильнее
Тогда я весь пылал и разум мой,
Что может  пламя то гореть еще светлее.

Но  зная, что кругом случайности нас  ждут
Вползают между  клятв, претят царей веленьям
Низводят красоту, кладут предел стремленьям.
И к переменам дух незыблемый  влекут,

Я вправе был сказать под Времени давленьем:
"Теперь лишь от души тебя я полюбил!"
Так как уверен лишь я в настоящем был,
А будущность была окутана сомненьем.

Любовь - дитя, и слов поток моих дает
Лишь полный  рост тому, что все еще растет.

----------
Перевод С.И. Турухтанова
----------

В стихах своих тебе я лгал невольно,
Что чувств моих сильнее быть не может:
Откуда знать я мог, самодовольный,
Как ярко суждено им вспыхнуть позже.

Событий миллионы, все поправ,
Сметают клятв, законов уложенья;
Тускнеет красота, мягчает нрав,
Упрямый ум свое меняет мненье.

Что я люблю сильней, чем буду впредь,
Кричал тогда я громче всех на свете
И думал: "День сегодняшний, как твердь,
А завтрашний - изменчив, словно ветер".

Бутон любви, как мне б он ни был мил,
Цветком назвать я, каюсь, поспешил.

----------
Перевод Р. Бадыгова
----------

Те строки, что писал я прежде, лгут,
Когда твердят: нельзя любить сильнее.
Не знает разум ни границ, ни пут,
Огонь в душе горит еще яснее.
Любви ли клятвы, царский ли указ -
Ничто на свете не избегнет тлена.
Прекраснейшим намереньям в свой час
В конце концов наступит перемена.
Но отчего любовь короновать
Я не бегу, поспешность отвергая,
И не страшусь богатство потерять,
Надежду на грядущее питая?
Любовь - дитя, и я сказал бы просто:
Она растет, и нет пределов роста.

----------
Перевод Андрея Кузнецова
----------

Я говорил: "Я так тебя люблю,
Любить сильнее просто невозможно" , -
Но больше никогда не поступлю
Столь опрометчиво и так неосторожно.
Ведь время миллионом перемен
Нарушит клятвы, строгие законы,
Откроет правду горестных измен,
Разрушит и святыни, и каноны.
Настало время горечи моей;
Ты ближе мне, но бесконечно дальше.
Я лгал тебе - любовь моя сильней,
Люблю тебя! Люблю нежней, чем раньше.
  Любовь - дитя, и слов моих поток
  Мощнее делает ее росток.

----------
Перевод С. Степанов
----------

Увы, в своих строках тебе я лгал,
Сказав, что не могу любить сильнее, -
Тогда никак я не предполагал,
Что пламень мой способен быть полнее.

Но, тиранию Времени признав,
Чьи неисповедимые напасти
Ломают веру и лишают прав,
Мнут красоту и низвергают власти,

Уверенный, что миг неверен всяк,
Я жил тогда одной минутой тою,
Сказав тебе, - и вот попал впросак! -
Мол, я люблю с предельной полнотою.

Любовь дитя. А я назвал, прости,
Созревшим то, чему дано расти.

----------
Перевод А.М. Финкеля
----------

О, как я лгал, когда в стихах твердил,
Что не могу любить тебя нежнее.
Мой жалкий ум тогда не ведал сил,
Огонь любви взметающих сильнее.
Случайностей я видел миллион:
Они нарушат клятвы и решенья,
Ославят прелесть, выгонят закон,
И твердый дух толкнут на преступленье.
Зачем, увы, их власти устрашась,
Я не сказал: "Люблю тебя безмерно?!"
Сомненьям отдавал свой каждый час,
Не понимал, что верно, что неверно?
Любовь - дитя. Зачем же ей расти
Я не позволил, преградив пути?!

----------
Перевод Самуила Яковлевича Маршака
----------

О, как я лгал когда-то, говоря:

"Моя любовь не может быть сильнее".
Не знал я, полным пламенем горя,
Что я любить еще нежней умею.

Случайностей предвидя миллион,
Вторгающихся в каждое мгновенье,
Ломающих незыблемый закон,
Колеблющих и клятвы и стремленья,

Не веря переменчивой судьбе,
А только часу, что еще не прожит,
Я говорил: "Любовь моя к тебе
Так велика, что больше быть не может!"

Любовь - дитя. Я был пред ней не прав,
Ребенка взрослой женщиной назвав.