Рекомендуем

http://davkar.net/products/levelmeters/ купить сигнализатор токсичных газов.

• Диагностика и заправка автокондиционеров смотрите на http://beliyservice.ru.

Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика

Сонет 120

----------
Оригинальный текст и его перевод
----------

That you were once unkind befriends me now,
And for that sorrow which I then did feel
Needs must I under my transgression bow,
Unless my nerves were brass or hammered steel.
For if you were by my unkindness shaken
As I by yours, y'have passed a hell of time,
And I, a tyrant, have no leisure taken
To weigh how once I suffered in your crime.
О that our night of woe might have rememb'red
My deepest sense, how hard true sorrow hits,
And soon to you, as you to me then, tend'red
The humble salve, which wounded bosoms fits!
But that your trespass now becomes a fee;
Mine ransoms yours, and yours must ransom me.

То, что ты когда-то дурно обошелся _со мной_, на пользу мне
теперь,
и из-за горя, которое я тогда испытал,
я _теперь_ обязательно должен согнуться под тяжестью своего
греха {*},
если только мои нервы не из меди или кованого железа,
так как если ты был моим дурным обращением потрясен,
как я _прежде_ твоим, ты пережил адское время,
а я, тиран, не удосужился
взвесить, несколько когда-то я пострадал из-за твоего греха.
О, если бы наша ночь горя могла хранить память о
моих глубочайших чувствах, _о том_, какой тяжелый удар
наносит настоящая печаль,
и быстро тебе - как ты тогда мне - предложить
скромный бальзам, подходящий для раненой груди!
Но то твое прегрешение теперь становится платой:
мое искупает твое, а твое должно искупить мое.

{*  Поэт  должен  "согнуться"  от  своего греха потому, что влюбленные,
будучи  "слиты любовью в одно", должны равно страдать от измен каждого, - на
этой мысли построено все содержание сонета.}

----------
Перевод Игоря Фрадкина
----------

Тебя обидев, от страданий гнусь,
Ведь нервы не из меди или стали:
Я помню, как давил обиды груз,
Когда был ты виной моей печали.
И если от моей неправоты
Страдаешь нынче ты - нет ада горше:
Я твой тиран, но не забыл, как ты
Терзал меня, и оттого я больше
Тебя страдаю нынче сам.
О, пусть минует мрачный час заката:
Несу тебе смирения бальзам -
Таким же ты лечил мне грудь когда-то:
Не делай сердце скопищем обид:
Мое - простило, пусть твое - простит.

----------
Перевод Владимира Микушевича
----------

Запятнанный проступками шальными,
Введенный в заблуждение судьбой,
Не хвастаюсь я нервами стальными
Под бременем вины перед тобой.
Пусть нанести посмел тебе я рану,
Напомнить и в аду тебе позволь,
Как тяжело терять покой тирану,
Как больно причиняющему боль.
Ночь нашего взаимного страданья
Попробуй вспомни, но смотри не сглазь
Врачующего самообладанья,
Для наших ран готовящего мазь.
Друг друга мы заставили страдать.
Для нас обоих в этом благодать.

----------
Перевод Н. В. Гербеля
----------

Хоть жесткость, друг, твоя мне служит
оправданьем,
Но, унесясь  душой  к своим  воспоминаньям,
Я  никну в прах главой под бременем  грехов,
Затем что нервы рок мне свил не из оков.

Когда ты сражена жестокостью моею,
Как некогда сражен  я был, мой друг, твоею,
То ты узнала ад, а я не мог вполне
Сознать, как сам страдал лишь по твоей вине.

Когда бы привело на память горе мне,
Что за удары рок таит для назиданья,
Я б - так же как и  ты, когда-то в тишине -
Поднес  тебе бальзам, вручающий   страданья.

Да, грех прошедший  твой и настоящий  мой
Друг другу извинять, сойдясь между собой!

----------
Перевод С.И. Турухтанова
----------

C твоим непостоянством примирен,
Я не забыл, в какой я был печали,
И тоже повинюсь в грехе своем,
Поскольку, все же, сделан не из стали.

Коль я тебя потряс изменой, друг,
Как ты меня, сей ад я понимаю,
А то мне было вспомнить недосуг,
Как ты меня измучил, предавая!

Ночь наших бед напомнила невольно,
Как сильно пострадал я от обид;
И я, как ты, когда мне было больно,
Раскаяньем помажу, где болит.

Деньгами стал проступок твой забытый:
Ты платишь мне, а я - тебе. Мы квиты.

----------
Перевод Р. Бадыгова
----------

Ты был небезупречен предо мной,
И я, обидой тяжкой уязвленный,
Согнуться б должен телом и душой
Без крепких жил из стали закаленной.
Когда бы мною был ты оскорблен,
Как я тобой - познал бы муки ада,
А я б, навек спокойствия лишен,
Не ведал ни досуга, ни отрады.
О, если бы смятенье чувств избыть,
Покончив с ненавистным отчужденьем,
И раненные души излечить,
Друг другу принеся бальзам смиренья!
Твои грехи меня с тобой равняют:
Они собой мои же искупают.

----------
Перевод Андрея Кузнецова
----------

В своей жестокости ко мне, не скрою,
Да, ты права. Почувствовав печаль,
Сгибаюсь я в грехах перед тобою,
Ведь нервы - не откованная сталь.
И если было дьявольское время,
Когда тебе обиды наносил,
В мучениях несу проступков бремя
В досуге скорбном, без душевных сил.
Я вспомнил в ночь печали и смятенья
Те чувства, что изведал до конца,
И, вот, принес тебе для исцеленья
Бальзам, что лечит души и сердца.
  Да, ты права. Но, в нежности любя,
  Прости меня, как я прощал тебя.

----------
Перевод С. Степанов
----------

Мне на руку измена та твоя,
И, памятуя давние печали,
В своей вике согнуться должен я, -
Мое ведь сердце вовсе не из стали.

Коль ты в моей измене пострадал,
Как я в твоей, мне жаль тебя, а я-то,
Мучитель твой, труда себе не дал
Припомнить, как я сам страдал когда-то.

О пусть та наша горестная ночь
Мои былые оживит мученья
И вынудит меня тебе помочь,
Как ты тогда мне, дав бальзам смиренья.

Но дабы равноправье соблюсти, -
Ведь я простил! - и ты меня прости.

----------
Перевод А.М. Финкеля
----------

Я не ропщу, что от тебя пришлось
Принять мне столько скорби и печали,
Что я согнулся, изнемог от слез -
Ведь не из меди нервы, не из стали.
И если так же от обид моих
Страдал и ты, - нет горшего страданья.
А для себя я даже не постиг,
Как были глубоки мои терзанья.
О почему печали нашей мрак
Нам не дал вспомнить горечь отчужденья?
И почему замедлили мы так
Друг другу принести бальзам смиренья?
Былых ошибок в сердце не храня,
Как я тебя, так ты прости меня.

----------
Перевод Самуила Яковлевича Маршака
----------

То, что мой друг бывал жесток со мною,
Полезно мне. Сам испытав печаль,
Я должен гнуться под своей виною,
Коль это сердце - сердце, а не сталь.

И если я потряс обидой друга,
Как он меня, - его терзает ад,
И у меня не может быть досуга
Припоминать обид минувших яд.

Пускай та ночь печали и томленья
Напомнит мне, что чувствовал я сам,
Чтоб другу я принес для исцеленья,
Как он тогда, раскаянья бальзам.

Я все простил, что испытал когда-то,
И ты прости, - взаимная расплата!