Рекомендуем

Информация кованые калитки тут.

Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика

Сонет 127

----------
Оригинальный текст и его перевод
----------

In the old age black was not counted fair,
Or if it were it bore not beauty's name;
But now is black beauty's successive heir,
And beauty slandered with a bastard shame:
For since each hand hath put on Nature's power,
Fairing the foul with art's false borrowed face,
Sweet beauty hath no name, no holy bower,
But is profaned, if not lives in disgrace.
Therefore my mistress' brows are raven black,
Her eyes so suited, and they mourners seem
At such who not born fair no beauty lack,
Sland'ring creation with a false esteem:
Yet so they mourn, becoming of their woe,
That every tongue says beauty should look so.

В прежнее время черный цвет не считали красивым,
или, _даже_ если считали, он не носил имени красоты,
но теперь черный цвет стал _законным_ наследником красоты
а красота опорочена появлением незаконнорожденных детей,
ибо с тех пор, как каждая рука присвоила власть Природы,
делая уродливое красивым с помощью фальшивой личины
искусства,
у красоты нет ни имени, ни священного приюта,
она осквернена или живет в позоре.
Поэтому брови моей возлюбленной черны, как вороново крыло,
и глаза им под стать, - кажется, что они в трауре
по тем _женщинам_, которые не рождены красивыми
[светловолосыми], но не имеют недостатка в красоте {*},
пороча творение незаслуженными почестями.
Но траур их так идет им {**},
что любой язык скажет: красота должна выглядеть так.

{* Красоте, приобретенной искусственными средствами.
** Глазам возлюбленной.}

----------
Перевод Игоря Фрадкина
----------

Брюнеток в старину не почитали,
Их не спасали дивные черты;
Хотя теперь еще красивей стали,
Чураются все этой черноты.
Фальшивая личина - вот уродство:
Природу подправляют там и тут,
У Красоты воруют Благородство,
Святое Имя и святой Приют.
И в трауре лицо моей Любови -
Скорбит, что Красоту порочит ложь:
Черны глаза и смолянисты брови,
С крылом вороньим черный локон схож.
К лицу любимой траурный наряд,
"Вот красоты образчик!" - все твердят.

----------
Перевод Владимира Микушевича
----------

Цвет не казался черным в старину,
Была доселе красота светла,
А нынче за какую же вину
Чернит ее наследницу хула?
Умелая рука с природой в споре
Лицом поддельным дразнит наяву,
А красота в своем немом позоре
Не ведает, где преклонить главу.
Так вороновым сумрачным крылом
Окрашены и брови, и власы,
Омрачены печалью о былом
Глаза моей возлюбленной красы.
И злых никто не слышит языков,
Все говорят: цвет красоты таков.

----------
Перевод Н. В. Гербеля
----------

Кто б черное посмел прекрасным  встарь
считать
А если б и посмел - оно б не заблистало;
Теперь же чернота преемственною стала,
Тогда как красоту всяк стал подозревать.

С поры  той, как рука вошла в права природы
И начали себя подкрашивать уроды,
Волшебной  красоте нет места на земле:
Поруганная злом, она живет во мгле.

Вот почему черны глаза моей прекрасной:
Они скорбят, что те, которые судьбой
С рожденья  снабжены наружностью  ужасной,
Природу  топчут в грязь фальшивой красотой,

Но  в трауре своем они все ж так прекрасны,
Что похвалы в их честь всегда единогласны.

----------
Перевод С.И. Турухтанова
----------

Цвет черный низким мир всегда считал,
Цвет белый совершенства был основой,
Но ныне очернили идеал
В прямом и переносном смысле слова.

Красавицы природный правят цвет
Румянами, сурьмою, не боясь,
Что уж у Красоты и дома нет -
И предан идеал, и втоптан в грязь.

Власы моей любимой - эбонит,
Глаза чернеют пламенем прекрасным,
Как будто траур носят по несчастным,
Чей цвет лица под краскою сокрыт.

Но даже в трауре прекрасна ты -
И бредит мир красою черноты.

----------
Перевод Р. Бадыгова
----------

Да разве мог бы прежде черный цвет
Быть символом прекрасного бесспорным?
Теперь ему на свете равных нет -
Кумир постыдно заменили черным.
Не раз пытались грязному с тех пор
Фасад украсить обликом фальшивым,
Тем самым выставляя на позор
То, что считалось подлинно красивым.
И потому глаза ее черны
И брови словно трауром одеты,
Как будто сострадания полны
К тем, кто лишен прекраснейшего цвета.
Но так печаль к глазам ее идет,
Что цвет иной никто не признает.

----------
Перевод В. Орла
----------

Считали раньше черный цвет за мрачный,
В нем красоты, как говорили, нет.
Свалив на красоту позор внебрачный,
Теперь в красивых числят черный цвет.
На гнойники наложены румяна.
Природу кто захочет - оберет.
Вот красота и стала безымянна:
То нищенкой, то брошенкой живет.
Поэтому глаза моей желанной,
Как плакальщики на похоронах,
И чернотой, и красотой обманной
Бесчестят этот мир в моих глазах.
Они скорбят, своим скорбям под стать -
Как их красивыми не посчитать.

----------
Перевод Андрея Кузнецова
----------

В былое время черный цвет не мог
Считаться идеалом красоты.
Сейчас он, красоту приняв в залог,
Ее измазал грязью клеветы.
И с этих пор всесильною рукой
На лживый честный заменился взор,
А прелесть, став безродной и пустой,
Осквернена, ее покрыл позор.
Пускай глаза возлюбленной моей
Надели траур и черны, как ночь,
Но красота не расстается с ней,
А клевету с позором гонит прочь.
  Глазам идет их траурный наряд,
  И все о красоте их говорят.

----------
Перевод С. Степанов
----------

Издревле черный цвет был не в цене,
Не признавали красоты за черным,
Но ныне черный преуспел вполне,
А красота живет с пятном позорным,

Поскольку всякий на лицо свое
Кладет прикрасы вопреки природе, -
Нет имени и чести у нее,
И красоту узришь в любом уроде.

Как ворона крыло, как смоль черны
Возлюбленной моей власы и очи
В знак траура о тех, что лишены
Красы своей, но наводить охочи.

Ей траур, так идет, что черноту
Отныне признают за красоту.

----------
Перевод А.М. Финкеля
----------

Когда-то не считался черный цвет
Красивым даже в женщине прекрасной.
Красавиц смуглых ныне полон свет -
К чему же унижать красу напрасно?
С тех пор как пошлость дерзко начала
Подкрашивать уродство как угодно,
Ни имени нет больше, ни угла
У красоты - изгнанницы безродной.
Поэтому моей любимой взгляд
И цвет волос с крылом вороньим схожи,
Как будто носят траурный наряд
По тем, кто осквернил природу ложью.
Они прекрасны. И твердят уста,
Что черною должна быть красота.

----------
Перевод Самуила Яковлевича Маршака
----------

Прекрасным не считался черный цвет,
Когда на свете красоту ценили.
Но, видно, изменился белый свет, -
Прекрасное подделкой очернили.

С тех пор как все природные цвета
Искусно подменяет цвет заемный,
Последних прав лишилась красота,
Слывет она безродной и бездомной.

Вот почему и волосы и взор
Возлюбленной моей чернее ночи, -
Как будто носят траурный убор
По тем, кто краской красоту порочит.

Но так идет им черная фата,
Что красотою стала чернота.