Рекомендуем

http://продукты-замороженные.рф/ замороженные продукты питания замороженные.

• На выгодных условиях трубка кондиционера по низкой цене.

Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика

Сонет 35

----------
Оригинальный текст и его перевод
----------

No more be grieved at that which thou hast done:
Roses have thorns, and silver fountains mud,
Clouds and eclipses stain both moon and sun,
And loathsome canker lives in sweetest bud.
All men make faults, and even I in this,
Authorizing thy trespass with compare,
Myself corrupting salving thy amiss,
Excusing thy sins more than their sins are;
For to thy sensual fault I bring in sense -
Thy adverse party is thy advocate -
And 'gainst myself a lawful plea commence:
Such civil war is in my love and hate
That I an accessary needs must be
To that sweet thief which sourly robs from me.

Не печалься больше о том, что совершил:
у роз есть шипы, а в серебряных источниках - грязь;
тучи и затмения пятнают луну и солнце,
и отвратительный червь живет в сладчайшем бутоне.
Все люди совершают проступки, и даже я - в этом
_стихотворении_,
узаконивая твое прегрешение сравнениями,
унижая себя, заглаживаю твою ошибку,
находя для твоих грехов больше оправданий, чем для грехов
других {*}.
Ведь чувственному проступку я придаю разумность -
твоя противная сторона становится твоим адвокатом -
и против себя самого начинаю тяжбу.
Такая гражданская война идет во мне между любовью
и ненавистью,
что я поневоле становлюсь пособником
милого вора, который меня жестоко ограбил.

{*  Спорное  место.  В  оригинальном издании Торпа в этой строке дважды
повторялось  местоимение  "their" (их): "Excusing their sins more than their
sins  are",  однако  большинство  позднейших  издателей  считали это ошибкой
"набора   и   заменяли  одно  или  оба  местоимения  на  "thy"  (твои),  чем
определялись  разные  истолкования.  Помимо  принятого в настоящем переводе,
распространенным  истолкованием является: "...находя для твоих грехов больше
оправданий, чем они того заслуживают (и тем самым поощряя тебя на дальнейшие
проступки)".}

----------
Перевод Игоря Фрадкина
----------

Ты без плаща отправил в путь меня,
Мне обещая солнечные мили,
Но тучи мерзкие в разгаре дня
Тебя, созданье дивное, сокрыли.
И если светлый луч мелькнет в просвет,
Пригрев исхлестанные бурей щеки,
То ни лекарства, ни бальзама нет
От ран незримых - от обид жестоких.
Тебя, обидчика, сжигает стыд,
Который исцелит меня едва ли:
Несущего тяжелый крест обид
Не трогают слова пустой печали.
Но этот милый ливень, жемчуг слез,
Тебе опять прощение принес.

----------
Перевод Владимира Микушевича
----------

Былого попусту не бередят.
В проточном серебре таится грязь.
Затменья солнцу и луне вредят,
Червь пакостит, в бутон цветка внедрясь.
Ни в чем тебя не смею обвинить;
Сам за тебя готов я пострадать;
Себя предпочитаю очернить,
Лишь бы тебя, любимый, оправдать.
Не поддается чувственность вражде;
Противница моя - твоя вина,
И я же твой защитник на суде:
Любовь моя - гражданская война,
Обкраденный сладчайшим из воров,
Я сам ему потворствовать готов.

----------
Перевод Б.Бера
----------

К чему о сделанном твои мученья?
У розы есть шипы, в фонтанах тина,
Луна и солнце ведают затменья,
Червей таит бутонов сердцевина.
Все люди ошибаются - я с ними
Искусно подбирая здесь сравненья;
Готов ошибки называть пустыми,
Чтоб оправдать и больше преступленья.
Я чувственность рассудком разбираю,
Ее врага в защитники зову я.
Так сам с собой я тяжбу начинаю,
А ненависть с любовью ждут, враждуя,
Как буду я, ограбленный тобою,
Мой милый вор, потворствовать разбою.

----------
Перевод М. Чайковского
----------

Мой друг, поступок твой предай забвенью!
У розы есть шипы, есть ил в ключе,
У солнца и луны - туман, затменья, -
Зловредный червь встречается в цветке.
Все люди грешны, ведь грешу и я,
Твои обиды быстро извиняя;
Тебе в угоду, сам себе вредя,
Я, что бы ты ни делал, все прощаю.
Грехи твои моя любовь встречает:
Противник твой, защитником явясь,
Сам на себя же встречный иск вчиняет
И, сам против себя вооружась,
Стремится быть судьей, чтоб оправдать
Во всем тебя, о мой прелестный тать!

----------
Перевод К. К. Случевского
----------

К чему о сделанном твои мученья?
У розы есть шипы, в фонтанах тина,
Луна и солнце ведают затменья,
Червей таит бутонов сердцевина.
Все люди ошибаются -  я с ними,
Искусно подбирая здесь сравненья;
Готов ошибки называть пустыми,
Чтоб оправдать и больше преступленья.
Я чувственность рассудком разбираю,
Ее врага в защитники зову я.
Так сам с собой я тяжбу начинаю,
А ненависть с любовью ждут, враждуя,
Как буду я, ограбленный тобою,
Мой  милый вор, потворствовать разбою.

----------
Перевод Н.Гербеля
----------

Довольно о своем проступке сожалеть:
На розе есть шипы и грязь в ручье сребристом;
И солнцу, и луне случается тускнеть;
Живет же и червяк в венце цветка душистом.
Все грешны на земле - и сам в том грешен я,
Что поощрял твои сравнением проступки.
Льщусь подкупить себя, чтоб оправдать тебя -
И нахожу исход грехам моей голубки.
Не будет речь моя к грехам твоим строга:
Став адвокатом вновь из прежнего врага,
Я строгий иск начну против себя - и скоро
Меж страстию моей и ненавистью злой,
Кипящими в груди, возникнет ярый бой
Из-за проказ со мной хорошенького вора.

----------
Перевод С.И. Турухтанова
----------

Твои грехи да будут позабыты:
У роз - шипы, осадок - у вина,
Цветы - жилище тлей; стыдливо скрыты
Затменьем солнце, тучами - луна.

Повсюду грех. В сравненьях сих не смог
Не погрешить я, грешный, против правды
И все простил, чем грешен, видит Бог,
Но грех любой так мог бы быть оправдан.

Не порицаю я проступок твой
И выступить в твою защиту жажду.
Я должен по суду быть взят под стражу:
Любовь идет на ненависть войной,

А я - предатель в сей войне, который
Отдал свои богатства мародеру.

----------
Перевод Р. Бадыгова
----------

Ты не жалей о том, что совершил:
Луну и солнце застят облака,
У роз - шипы, на дне ключа есть ил,
А сладкий лист питает червяка.
Мы грешны все, как в этих строфах я:
Проступку твоему ищу сравненья,
И мною совесть куплена моя:
Твое прощенье больше прегрешенья.
В душе моей давным-давно кипят
Любовь и гнев гражданскою войной:
Твой обвинитель - твой же адвокат:
Вступил в союз с противной стороной.
Я стал необходимым дополненьем,
О, милый вор, к твоим же преступленьям.

----------
Перевод Андрея Кузнецова
----------

Ты не горюй, узнав себя сполна;
У роз - шипы, без мути нет ручьев,
Бывают в тучах солнце и луна,
И червь живет в бутонах у цветов.
Мы все грешны, и я в своих стихах
Грешу, когда в любой из этих строк
Оправдываю жизнь твою в грехах,
Не замечая ни один порок.
Как прокурор я начинаю суд,
Но провожу его как адвокат,
Моя любовь и неприязнь идут
На утонченный, вежливый разлад;
  Пусть ты меня ограбил, милый вор,
  Я не могу послать тебе укор.

----------
Перевод С. Степанов
----------

Ну так уж все не ставь себе в вину:
У роз - шипы, и муть - в ключе предивном,
Скрывают тучи солнце и луну,
Бутон цветка чреват червем противным.

Кто без вины? И я, мы все грешим:
Грешу, тебе сравнения рисуя,
Тщась выказать проступок небольшим
И оправдать как сделанное всуе.

Мол, в преступленьи пыл твой виноват,
Я сам себе судебный иск вчиняю,
Уж я не прокурор, но адвокат, -
С любовью я обиде изменяю.

Хоть обворован, жду, мой милый вор,
Как соучастник тот же приговор.

----------
Перевод А.М. Финкеля
----------

Ты не кручинься о своей вине:
У роз шипы, в ручьях кристальных ил,
Грозят затменья солнцу и луне,
И гнусный червь бутоны осквернил.
Грешны все люди, грешен я и сам:
Я оправдал поэзией своей
Твои проступки, и твоим грехам
Нашел отвод, самих грехов сильней.
Я отвращаю от тебя беду
(Защитником твоим стал прокурор),
И привлекаю сам себя к суду.
Меж ненавистью и любовью спор
Кипит во мне. Но я пособник твой,
Любимый вор, обидчик милый мой.

----------
Перевод Самуила Яковлевича Маршака
----------

Ты не грусти, сознав свою вину.
Нет розы без шипов; чистейший ключ
Мутят песчинки; солнце и луну
Скрывает тень затменья или туч.

Мы все грешны, и я не меньше всех
Грешу в любой из этих горьких строк,
Сравненьями оправдывая грех,
Прощая беззаконно твой порок.

Защитником я прихожу на суд,
Чтобы служить враждебной стороне.
Моя любовь и ненависть ведут
Войну междоусобную во мне.

Хоть ты меня ограбил, милый вор,
Но я делю твой грех и приговор.