Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика

Сонет 59

----------
Оригинальный текст и его перевод
----------

If there be nothing new, but that which is
Hath been before, how are our brains beguiled,
Which, labouring for invention, bear amiss
The second burthen of a former child!
О that record could with a backward look,
Even of five hundred courses of the sun,
Show me your image in some antique book,
Since mind at first in character was done,
That I might see what the old world could say
To this composed wonder of your frame:
Whether we are mended, or whe'er better they,
Or whether revolution be the same.
О sure I am the wits of former days
To subjects worse have given admiring praise.

Если в _мире_ нет ничего нового, а то, что есть,
было прежде {*}, то как обманывается наш ум,
который, в творческих муках, заблуждаясь, дает
второе рождение уже бывшему ребенку!
О, если бы архивы, озирая прошлое
хоть за пятьсот витков солнца,
показали мне твой образ в какой-нибудь древней книге,
_написанной_ с тех пор, как впервые мысль была выражена
в письменах,
чтобы я мог увидеть, что древний мир смог сказать
об этом чуде - твоем сложении:
мы ли усовершенствовались, они ли _были_ лучше,
или же кругооборот _всего сущего_ ничего не меняет.
О, я уверен, что умы прежних дней
возносили восхищенную хвалу худшим предметам.

{* В сонете отразились идущие от Книги Екклесиаста и античных философов
представления   о  циклических  изменениях  всего  в  природе,  приводящих к
бесконечным повторениям, без какого-либо развития.}

----------
Перевод Игоря Фрадкина
----------

В подлунном мире ничего не ново,
Извечно сущее, но все равно
В себе вынашивает каждый снова
То, что умами рождено давно.
Когда б мой разум мог святою силой
Вспять солнце обратить на пять веков,
И в старом фолианте образ милый
Я мог найти в потоке древних слов -
Узнал бы я, как красоту восславил
Во времена далекие народ:
Мы - лучше? Хуже? Прежними оставил
Нас вечный путь - веков круговорот?
Но не жил ты, и гении земли
Не столь достойных прославлять могли.

----------
Перевод Владимира Микушевича
----------

Что если новое - всего лишь бред
Обманутого мозга, и дитя
Должно родиться прежнее на свет,
Ухудшенному веку дань платя?
Что если образ твой лет за пятьсот
До нас найду я в книге, чья цена
Тем выше средь пленительных красот
С тех пор, как существуют письмена;
Тогда бы мог сказать я, наконец,
Мир лучше, хуже или же таков,
Как был, и ты бессмертный образец
Прекрасного в течение веков,
Но менее прекрасному хвала
Изысканнее в древности была.

----------
Перевод М. Чайковского
----------

Что есть, уж было, может быть, не раз.
И вот, минувшее изображая,
Наш бедный ум обманывает нас,
Известное когда-то вновь рождая.
О, если б мог я, заглянув в сказанья
Пяти веков, увидеть облик твой
В одной из древних книг, где начертанья
Впервые закрепили дух живой!
О, если б знать, что б древние решили,
Увидя чудеса твоих красот,
Кто ближе к совершенству - мы, они ли, -
Иль мир свершает тот же оборот?
О, я уверен, ум веков былых
Ценил черты, куда бледней твоих!

----------
Перевод В. Я. Брюсова
----------

Быть может, правда, что в былое время -
Что есть-все  было; нового здесь нет,
И ум, творя, бесплодно носит бремя
Ребенка, раньше видевшего свет.
Тогда, глядящие в века былые,
Пусть хроники покажут мне твой лик
Лет за пятьсот назад, в одной из книг,
Где в письмена вместилась мысль впервые.
Хочу я знать, что люди в эти дни
О чуде внешности подобной говорили.
Мы  стали ль совершенной? иль они
Прекрасней были? иль мы те ж, как были?
Но верю я: прошедшие года
Таких, как ты, не знали никогда!

----------
Перевод Н.Гербеля
----------

Когда лишь ново то, что есть и было прежде,
То как далек на ум от истины, в надежде
Трудящийся создать, но лишь несущий гнет
Рожденных до того бесчисленных забот.
О, если бы могла нас летопись заставить
За несколько сот лет на миг один взглянуть
И образ твой таким могла бы нам представить,
Каким его впервой из слов усвоил взгляд,
Чтоб я увидеть мог, что древность рассказала
Про созданный вполне прекрасный образ твой
И лучше ль древних мы, иль раса хуже стала,
Иль в мире все идет обычной чередой.
Я ж знаю, что умы философов покойных
Хвалили иногда и менее достойных.

----------
Перевод С.И. Турухтанова
----------

Но, если под Луною все не ново,
Природой мы обмануты шутя!
Пытаясь новое придумать слово,
Родим уже рожденное дитя.

Ах, если б время повернулось вспять
И я перечитать бы книги смог,
Что писаны тому столетий пять,
И в буквах истины найти исток,

Я сам решил бы, кто милей, когда
Узнал бы, на кого похож мой друг,
Кто лучше - мы сейчас, они тогда,
Иль неизменно все и замкнут круг.

Уверен, что я прав и книги те
Слагали гимны меньшей красоте.

----------
Перевод Р. Бадыгова
----------

Коль в этом мире нам ничто не ново,
Зачем душа, себе упорно льстя,
Опять творить ненужное готова,
Зачав повторно прежнее дитя?
О, если б солнце путь поворотило
Назад хотя бы на пятьсот кругов!
Тогда бы мне поведали чернила
Про образ твой у древних мастеров,
Тогда б исчезли все мои сомненья
О чудесах, я знал бы наперед,
Сколь все земное склонно к измененью,
Иль вечный предстоит круговорот.
Нет, верю я, что разум прежних дней
Оставил нам лишь тень твоих теней.

----------
Перевод В. Брюсова
----------

Быть может, правда, что в былое время, -
Что есть, - все было; нового - здесь нет,
И ум, творя, бесплодно носит бремя
Ребенка, раньше видевшего свет.

Тогда, глядящие в века былые,
Пусть хроники покажут мне твой лик,
Лет за пятьсот назад, в одной из книг,
Где в письмена вместилась мысль впервые.

Хочу я знать, что люди в эти дни
О чуде внешности подобной говорили.
Мы стали ль совершенней? иль они
Прекрасней были? иль мы те ж, как были?

Но верю я: прошедшие года
Таких, как ты, не знали никогда!

----------
Перевод В. Орла
----------

Ничто не ново. Если то, что есть,
Давно сбылось, то разум наш обманут,
И, к новизне стремясь, как бремя несть
Все то, что было, наши мысли станут.
О, если б, оглянувшись, помогла
Мне наша память через пять столетий
Увидеть облик твоего чела,
Узнать твой лик на выцветшем портрете!
Я знал бы, что былые времена
Узрели в этом чуде величавом,
Где суть его была изменена,
Кто оказался правым, кто - неправым.
Бывали много хуже образцы,
Но и на них дивились мудрецы.

----------
Перевод Андрея Кузнецова
----------

Коль нету новизны, но что-то есть,
Что нам мозги дурманит, как вино,
Открытия не делают нам честь,
Рождаем то, что раньше рождено.
О чем писали? Отвернув назад
Пять сотен солнц, накрученных до нас,
Увидеть мог бы в древней книге взгляд
Стихом рожденный облик в первый раз.
Я бы смотрел, как старый мир творил,
Кто создавал прелестный, чудный стих,
Они меня иль я их победил,
Иль все осталось на кругах своих...
  Конечно, я, ведь разум прежних дней
  В хвале восторженной и хуже, и бледней.

----------
Перевод С. Степанов
----------

Коль то, что есть, все было, и давно,
И нет под солнцем ничего, что ново,
И заблуждаться разуму дано,
Один и тот же плод рождая снова,

То память пусть в седые времена
Лет на пятьсот своим проникнет взором,
Где в первокниге первописьмена
Отобразили облик твой узором.

Взгляну я, как писали искони,
Такую красоту живописуя, -
Кто лучше пишет, мы или они?
Иль времена переменялись всуе?

Но знаю: их едва ли уступал
Оригиналу мой оригинал.

----------
Перевод А.М. Финкеля
----------

Когда и впрямь старо все под луной,
А сущее обычно и привычно,
То как обманут жалкий ум людской,
Рожденное стремясь родить вторично!
О, если б возвратиться хоть на миг
За тысячу солнцеворотов сразу
И образ твой найти средь древних книг,
Где мысль впервой в письме предстала глазу.
Тогда б узнал я, как в былые дни
Дивились чуду твоего явленья,
Такие ль мы, иль лучше, чем они,
Иль мир живет, не зная измененья.
Но я уверен - прежних дней умы
Не столь достойных славили, что мы!

----------
Перевод Самуила Яковлевича Маршака
----------

Уж если нет на свете новизны,
А есть лишь повторение былого
И понапрасну мы страдать должны,
Давно рожденное рождая снова, -

Пусть наша память, пробежавши вспять
Пятьсот кругов, что солнце очертило,
Сумеет в древней книге отыскать
Запечатленный в слове лик твой милый.

Тогда б я знал, что думали в те дни
Об этом чуде, сложно совершенном, -
Ушли ли мы вперед, или они,
Иль этот мир остался неизменным.

Но верю я, что лучшие слова
В честь меньшего слагались божества!