Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика

Сонет 68

----------
Оригинальный текст и его перевод
----------

Thus is his cheek the map of days outworn,
When beauty lived and died as flowers do now,
Before these bastard signs of fair were borne,
Or durst inhabit on a living brow;
Before the golden tresses of the dead,
The right of sepulchres, were shorn away,
To live a second life on second head;
Ere beauty's dead fleece made another gay:
In him those holy antique hours are seen,
Without all ornament, itself and true,
Making no summer of another's green,
Robbing no old to dress his beauty new;
And him as for a map doth Nature store,
To show false Art what beauty was of yore.

Таким образом, его _лицо_ [щека] - образец минувших дней,
когда красота жила и умирала, как теперь - цветы,
до того, как эти незаконные символы красоты стали носиться
людьми
и посмели поселиться на живом лбу;
до того, как золотистые локоны мертвых -
достояние могил - стали отстригаться,
чтобы получить другую жизнь на другой голове,
прежде чем мертвая шевелюра красоты стала украшать другого.
В нем видны эти благословенные старые времена -
_красота_ без приукрашиваний, подлинная и истинная,
когда не творили себе лето из чужого цветения,
не ограбляли старого, чтобы дать своей красоте новый наряд.
И Природа его хранит как образец,
чтобы показать фальшивому Искусству, какой красота
была прежде.

----------
Перевод Игоря Фрадкина
----------

Его лицо - как оттиск дней былых.
В те дни краса цвела и увядала,
И не было уловок никаких,
Когда своей красы недоставало.
В те дни роскошных золотых кудрей
Благоговейно с мертвых не срезали,
Чтоб ими завлекать сердца людей -
Чужой красы вовек не занимали
В священные античные года.
И он из тех времен - весной чужою
Себя не украшает никогда
И прошлое не предает разбою.
Природа этот оттиск сберегла,
Чтоб видели, какой краса была.

----------
Перевод Владимира Микушевича
----------

Его черты - чертеж минувших дней,
Когда беспечно красота цвела
И не глумились хищники над ней,
Срезая локон с мертвого чела,
Чтобы чело другое украшать
Кудрями золотыми мертвеца
И вожделенье прежнее внушать,
Прельщая легковерные сердца.
В нем видятся былые времена,
Когда не требовалась красоте
Из гроба извлеченная весна,
Как в наши дни, при нашей нищете.
Свои хранит Природа чертежи,
Отстаивая правду против лжи.

----------
Перевод М. Чайковского
----------

Его ланиты - образец былого,
Где, как цветок, взрастала красота,
Где лживый цвет поддельного лица
Не смел еще касаться до живого;
Где золотых кудрей с главы почивших
Никто не смел у гроба отнимать,
Чтоб снова жить и снова украшать
Живущего красой кудрей отживших.
Лишь в нем видна былая простота,
Вся без прикрас, правдива и чиста,
Не знавшая весны с чужой травою, -
Ни грабежа, чтоб вновь стать молодою.
Как в образце природы в нем видна
Глазам поддельной - прежних дней краса.

----------
Перевод Н. В. Гербеля
----------

Его лицо есть дней минувших отпечаток,
Когда краса цвела и вяла, как цветы,
И ни на чьем челе не смел блистать остаток
Вновь созданной в тиши поддельной красоты;

Когда, отдав тела прожорливой могиле,
Не срезывали кос с головок золотых,
Чтоб на челе других они вторично жили
И пук чужих волос не радовал других.

В нем прежней красоты видна еще святыня,
Благая, без прикрас, как сердца благостыня,
Не мыслящая  вновь весну себе купить
И обобрать других, одетым бы лишь быть.

И бережет его природа данью чувству,
Чтоб показать красу фальшивому искусству.

----------
Перевод С.И. Турухтанова
----------

Твое лицо - цветок былых времен,
Сияющий природной красотою
Тех дней, когда не мог быть заменен
Румянец дивный краскою простою;

Когда не крали локон у могил,
Где тот до Дня Суда нашел покой,
Чтоб он второю жизнью вдруг зажил
И вновь украсил модниц, как живой.

Ты сам - как отблеск дней заветных,
А цвет лица естественен и свеж:
Весны красот не занимает лето,
Не носит юность старости одежд.

Нам, глядя на твое лицо, видней,
Сколь фальшь Искусства Истины бедней.

----------
Перевод Р. Бадыгова
----------

Его ланиты - образ прежних лет,
Когда цвели прекрасные цветы,
Когда еще не родились на свет
Сегодняшнего лживые черты.
Давно почивших локон золотой
Теперь венчает головы живых
И веселит беспутной красотой
Руно могил поклонников своих.
А в нем живет без всяческих прикрас
Священный лик античной простоты
И восхищает непорочный глаз
Примером неподдельной чистоты.
Хранит природа лучшего венец
Фальшивому искусству в образец.

----------
Перевод Д. Щедровицкого
----------

Его лицо есть память о былом:
В ту пору, как цветок, жила в природе
Краса, а не блестела над челом,
Как днесь - ее внебрачные отродья:
В те дни власы златые мертвеца
Живым не отдавали, состригая
для увенчанья нового лица,
Чтоб смертью украшалась жизнь другая.
В нем ожил век античности святой,
Тот мир, что был когда-то прост и целен:
Цвела весна своею красотой,
Ни у кого не похищая зелень.

Сей образец Природа сохранила -
И фальшь искусства с красотой сравнила.

----------
Перевод Андрея Кузнецова
----------

Его лицо - как абрис прежних лет,
Когда краса, погибнув на земле,
Вновь не цвела, покинув этот свет,
Под знаком правды на другом челе.
Сейчас густую золотую прядь
Того, кто умер, в мир ушел иной,
Увы, возможно снова увидать,
Живущей вновь, на голове другой.
В его чертах вся святость древних дней
Не красится фальшивой красотой,
Вокруг него и лето зеленей,
И ладит новизна со стариной.
  Вот и хранит его природа-мать,
  Чтоб ложь и правду точно различать.

----------
Перевод С. Степанов
----------

Его ланиты - прошлых дней зерцало,
Когда краса цвела легко и всласть
И никаких ублюдков не желала,
Чтоб на ланиты и чело их класть;

Когда покойниц косы золотые
В гробу лежали вместе с головой,
А не вели, в кудряшки завитые,
Чужую жизнь на голове чужой.

Его лицо - тех давних дней отрада,
Довольствуется лишь самим собой.
Его весне чужих цветов не надо,
Он не творит над мертвыми разбой.

Его Природа держит про запас -
Показывать: прекрасно без прикрас!

----------
Перевод А.М. Финкеля
----------

Его лицо - ландкарта прошлых дней,
Когда краса цвела, как ландыш скромный,
И не было помощников у ней,
Обманывавших прелестью заемной;
Когда могли спокойно спать в гробах
Красавиц мертвых косы золотые,
И не жили на новых головах,
Их обновляя, локоны чужие.
В нем простота исчезнувших времен,
Сама своей украшена красою,
И ничего не похищает он,
Чтоб освежиться зеленью чужою.
Его Природа бережно хранит,
Чтоб показать Красы неложный вид.

----------
Перевод Самуила Яковлевича Маршака
----------

Его лицо - одно из отражений
Тех дней, когда на свете красота
Цвела свободно, как цветок весенний,
И не рядилась в ложные цвета,

Когда никто в кладбищенской ограде
Не смел нарушить мертвенный покой
И дать забытой золотистой пряди
Вторую жизнь на голове другой.

Его лицо приветливо и скромно.
Уста поддельных красок лишены.
В его весне нет зелени заемной
И новизна не грабит старины.

Его хранит природа для сравненья
Прекрасной правды с ложью украшенья.