Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика

Сонет 82

----------
Оригинальный текст и его перевод
----------

I grant thou wert not married to my Muse,
And therefore mayst without attaint o'erlook
The dedicated words which writers use
Of their fair subjects, blessing every book.
Thou art as fair in knowledge as in hue,
Finding thy worth a limit past my praise,
And therefore art inforced to seek anew
Some fresher stamp of the time-bettering days.
And do so, love; yet when they have devised
What strained touches rhetoric can lend,
Thou, truly fair, wert truly sympathised
In true plain words by the true-telling friend;
And their gross painting might be better used
Where cheeks need blood; in thee it is abused.

Я признаю, что ты не связан браком с моей Музой
и, значит, можешь без позора _для себя_ прочитывать
слова посвящений, которые пишущие употребляют,
говоря о своих прекрасных предметах, чтобы благословить
каждую книгу.
Ты так же совершенен умом, как и внешностью {*},
и, находя, что твои достоинства превосходят мою хвалу,
ты вынужден поэтому искать снова
какую-то более свежую _хвалу, несущую_ печать этого
усовершенствованного времени.
Так и делай, любовь моя; но все же, пока они придумывали,
какие неестественные приемы может дать риторика,
ты, истинно прекрасный, был истинно отображен
в простых истинных словах _своего_ истинного друга;
а их грубое художество лучше бы применять там,
где щекам недостает крови; для тебя она неуместна.

{* См. примечание 1 к переводу сонета 20.}

----------
Перевод Игоря Фрадкина
----------

Ты с Музою моею, к сожаленью,
Не обручен. Когда тебе несут
Со всех сторон Поэты посвященья,
Ты выше моего их ставишь труд, -
Пою красу - ты недоволен мною,
А тем, кто хвалит ум, отказа нет,
И ты спешишь упиться похвалою,
Увидеть еще ярче свой портрет.
Считай наградою - хулить не смею! -
Риторику любезно-пышных строк,
Но я во всем был Правдою твоею
И искренне хвалил в тебе, что мог.
Не греет кровь - тогда кладут румяна,
А у тебя - нет этого изъяна.

----------
Перевод Владимира Микушевича
----------

Итак, моей ты музе не супруг,
И посвященья можешь ты читать,
В которых изощряется вокруг
Писателей назойливая рать.
Разумен ты и так хорош собой,
Что щегольнуть хвалою трудно мне,
И славят все тебя наперебой,
Превосходя друг друга в новизне.
Пуская тебя стараются они
Натужною риторикой привлечь,
Но тем дороже, милый мой, цени
Бесхитростную дружескую речь.
Румяна для других, бескровных щек,
Зачем они тому, кто не поблек?

----------
Перевод М. Чайковского
----------

Допустим, что ты чужд моим стихам
И можешь дать оценку беспристрастно
Тем посвященьям, что к твоим стопам
Писатели несут подобострастно.
Ты столь же полон знаний, как красот,
И, думая, что мной не оценен,
Теперь искать размеров принужден
Свежей моих для песен и для од.
Ну что ж, ищи! Но ты увидишь скоро,
Как много лжи средь выспренних потуг,
Что истинно, без ложного убора
Тебя изобразил лишь твой правдивый друг.
Прикрасы там нужны, где все убого,
Где красок нет, - в тебе же их так много!

----------
Перевод Н. В. Гербеля
----------

Я знаю, что с моей не связана ты Музой
И потому - права, считая злой обузой
Слова, при коих сонм навязчивых певцов
Шлет  милым существам столбцы своих стихов.

Ты ум и красоту одна в себе вмещаешь
И, зная, что хвалы мои все превышаешь,
Принуждена искать других себе певцов,
Чтоб сохраненной быть для будущих веков.

Но пусть они прольют в работе неустанной
Все тонкости своей риторики туманной -
Поверь, что красоту твою и сердца пыл
Правдиво лишь один твой друг изобразил.

Для грубой кисти их сподручна лишь дорога,
Где в красках недочет, а у тебя их много.

----------
Перевод С.И. Турухтанова
----------

Не присягал моей ты Музе, знаю,
У Муз чужих ища чужой любви,
Случись, тебе понравится какая,
Ее стихи собой благослови.

Твой ум отточенный красе под стать,
И если видишь ты, что я не гений,
Найди того, кто б мог стихи писать,
Среди витий новейших направлений.

Когда же изощренных слов запас
Исчерпает совсем такой пиит,
Ты вспомнишь друга верного не раз,
Того, что просто правду говорит.

Румянятся, чтоб скрыть такой изъян,
Как бледность щек, а ты и так румян.

----------
Перевод Р. Бадыгова
----------

Ты с музою моей не обручен
И вправе безо всякого стесненья
Взирать на каждый стих, что посвящен
Другими, как предмету поклоненья.
Ты внешностью прекрасен и умом, -
И в том меня не обманули чувства.
Но вместо штампа свеженький прием
Едва ль отыщет новое искусство.
Ты вправе, но оно изобретет
Подобье правды - жалкая потуга!
Одно тебя нигде не подведет -
Простое слово преданного друга.
Их грубая мазня нужнее там,
Где фальши роз не достает щекам.

----------
Перевод Андрея Кузнецова
----------

Нет, в Музу ты мою не влюблена,
И потому так смотришь свысока
Ты на поэта, чья душа полна
Любовью, как и каждая строка.
Ты в знаниях и правде, как в цвету,
И ограниченность моих похвал
Тебе видна, ты строчку ищешь ту,
Что посвежей, чем я тебе создал.
Иные могут лучше написать,
Но после всех их вычурных потуг
Увидишь - правду может рассказать
Не льстец, а честно-говорящий друг.
  Изысканная лесть другим нужна,
  Тебе как оскорбление она.

----------
Перевод С. Степанов
----------

Ты в жены Музу у меня не брал
И волен потому со снисхожденьем
Внимать исполненным тебе похвал
И прочих стихотворцев сочиненьям.

Ты внешностью прекрасен и умом,
Но моего, как видно, мало чувства,
Ты стал искать похвал себе в другом,
Надеясь на новейшее искусство.

Ну что ж, вкуси риторики плодов,
Но после этой принужденной встречи
Признай тепло моих правдивых слов
И искренность моей открытой речи.

Пусть просит краски бледная щека,
А ты и без румян хорош пока.

----------
Перевод Самуила Яковлевича Маршака
----------

Не обручен ты с музою моей,
И часто снисходителен твои суд,
Когда тебе поэты наших дней
Красноречиво посвящают труд.

Твой ум изящен, как твои черты,
Гораздо тоньше всех моих похвал.
И поневоле строчек ищешь ты
Новее тех, что я тебе писал.

Я уступить соперникам готов.
Но после риторических потуг
Яснее станет правда этих слов,
Что пишет просто говорящий друг.

Бескровным краска яркая нужна,
Твоя же кровь и без того красна.