Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика

Сонет 83

----------
Оригинальный текст и его перевод
----------

I never saw that you did painting need,
And therefore to your fair no painting set;
I found (or thought I found) you did exceed
The barren tender of a poet's debt:
And therefore have I slept in your report,
That you yourself, being extant, well might show
How far a modern quill doth come too short,
Speaking of worth, what worth in you doth grow.
This silence for my sin you did impute,
Which shall be most my glory, being dumb,
For I impair not beauty, being mute,
When others would give life, and bring a tomb.
There lives more life in one of your fair eyes
Than both your poets can in praise devise.

Я никогда не видел, чтобы ты нуждался в приукрашивании,
и поэтому к твоей красоте никакого приукрашивания
не применял;
я обнаруживал - или думал, Что обнаруживал, - что ты выше
того пустого _славословия_, которое поэты предлагают в уплату
своего долга.
Я потому _ничего не делал_ [спал] для твоего прославления,
что ты сам, живой, был свидетельством тому,
насколько современное перо не справляется,
говоря о достоинствах, с _описанием_ достоинств, которые
процветают в тебе.
Это молчание ты мне вменил в грех,
тогда как оставаться бессловесным - моя самая большая
заслуга,
ведь, будучи немым, я не наношу вреда красоте,
когда другие желали бы дать ей жизнь, а приносят могилу.
В каждом из твоих прекрасных глаз больше жизни,
чем оба твоих поэта могут изобрести для хвалы.

----------
Перевод Игоря Фрадкина
----------

Не знаешь ты румян, красы подложной,
И я, тебя рисуя, их не брал;
Мои стихи - патрону дар ничтожный:
Так сюзерену дань несет вассал.
Ты - красоты живое воплощенье,
Нельзя ее запечатлеть в стихах,
И я перо роняю в восхищенье:
Беспомощно оно в моих руках!
Считаешь ты грехом уста немые,
А я благословляю немоту
И ничего не порчу - пусть другие
Корявым словом губят красоту.
Твой каждый глаз дарует больше света,
Чем дарят миру два твоих поэта.

----------
Перевод Владимира Микушевича
----------

Я думал, что хорош ты без прикрас,
Изыскам стихотворцев не чета,
Привык я верить, что без громких фраз
Твоя восторжествует красота.
Сказал ты, что я сплю, когда пора
Тебе во славу отчеканить стих,
Но не для современного пера
Рост совершенств невиданных твоих.
По крайней мере, я не запятнал
Тебя словами, коим грош цена,
И в немоте моей навек узнал,
Что красота твоя и так видна.
А жизнь в одном из двух твоих очей
Твоих затмит обоих рифмачей.

----------
Перевод М. Чайковского
----------

По-моему, прикрас тебе не надо,
И потому я их не придавал.
Я находил, что чар твоих отрада
Сильнее всех напыщенных похвал.
Поэтому умолк я, чтоб ты сам
Мог видеть, как новейшие приемы
Неподходящи, слишком узки там,
Где совершенства с ложью не знакомы.
Мое молчанье ты вменил мне в грех,
Когда оно достойно одобренья
За то, что не был я собратом тех,
Кто вместо жизни дал лишь искаженье.
В твоих очах гораздо больше света,
Чем могут выразить твои поэты.

----------
Перевод Н. В. Гербеля
----------

Нуждалась ли ты, друг, в прикрасах - я не знал
И к белизне твоей румян не прибавлял:
Я думал, что ты все далеко превосходишь,
Что может дать поэт, которого ты водишь.

А если громче я тебя не воспевал,
То только потому, что сам же доказал,
Как мертвенно перо мое изображало
Все, что в душе твоей цвело и обитало.

Молчание мое ты мне  вменила в грех -
И тем грехом могу хвалиться я при всех,
Так как вреда мое молчанье не наносит,
А похвалы иных  забвение приносят.

Мой  друг, твои глаза мне больше говорят,
Чем  весь поэтов хор, прославивший твой взгляд.

----------
Перевод С.И. Турухтанова
----------

Ты истинно красив и без румян
И я тебя в стихах не украшал.
Я понял (иль то был самообман?):
Ты выше льстивых и пустых похвал.

Смиренно я затем молчать готов,
Чтоб стало всем и каждому видней,
Как мало у плохих поэтов слов
Для песен, равных красоте твоей.

Молчание в вину мне ставишь ты,
Хоть это тоже труд, угодный Богу:
Немой, я не пятнаю красоты,
А языками в ад мостят дорогу.

Тебя восславлю, взгляд прекрасный чей,
Живей похвал обоих рифмачей.

----------
Перевод Р. Бадыгова
----------

Прекрасное не требует похвал,
К нему я лишних красок не добавил -
Я в простоте душевной полагал,
Что красоту достаточно прославил.
А потому беспечно я дремал,
Себя надеждой смелой утешая:
Все, что другой бесславно намарал,
Отбросишь ты, льстецу не доверяя.
В вину молчанье мне вменяешь ты,
Его за добродетель не считая.
Но нет вреда от этой немоты -
Писать я серой краской не желаю.
Всей жизни, что горит в твоих глазах,
Не уместить в бездарных похвалах.

----------
Перевод Г. Кружков
----------

Не надобно прикрас для красоты
Румян и пудры всякой лести вздорной;
В сравненьи с тем, чего достоин ты,
Ничтожна лепта славы стихотворной.
Я и во сне тягаться не мечтал
С певцами - мастерами лицемерья:
Я знаю, что высок предмет похвал
И слишком куцы нынешние перья.
Ты счел мое молчание виной? -
О нет, в заслугу мне должно вмениться,
Что я замкнул уста, - пока иной
Сулит бессмертье, а творит гробницу.
Один твой взгляд живее, милый друг,
Всех наших поэтических потуг!

----------
Перевод Андрея Кузнецова
----------

Ты не нуждаешься в хвале ни от кого,
В чертах твоих не увядает цвет,
Я вижу - ты прекраснее того,
Что в скудных мыслях выразит поэт.
Вот почему писать я перестал,
Чтоб ты сама хранила образ свой
И ценности достойные похвал
Приумножала в славе молодой.
Молчание считается за грех,
И ты, мою пороча немоту,
Оправдываешь похвалою тех,
Кто строками хоронит красоту.
  Твоей красы и жизни благодать
  Поэты неспособны передать.

----------
Перевод С. Степанов
----------

Что ты румян взыскуешь, я не знал,
Засим я избегал прикрас тлетворных;
Я полагал, ты выше всех похвал
И выше подношений стихотворных.

Так долго и молчал я потому,
Что сам в своем достоинстве и благе
Доказываешь ты, что никому
Не передать их словом на бумаге.

Ты мне во грех вменяешь немоту,
Ту, что тебя нисколько не уронит:
Не порчу я словами красоту,
В то время как другой ее хоронит.

Твой глаз один такого полон света,
Что не уложат в стих и два поэта.

----------
Перевод А.М. Финкеля
----------

Не замечая на тебе румян,
И сам я их не брал, тебя рисуя.
Казалось мне, - коль это не обман, -
Даешь ты больше, чем отдать могу я.
И потому был вялым мой язык,
Что ожидал я - сам ты громогласно
Расскажешь всем, как искажен твой лик
В поэзии и слабой, и пристрастной.
Молчанье ты вменяешь мне в вину,
Но эта немота - моя заслуга:
Я красоты твоей не обману
И не предам могиле прелесть друга.
Ведь жизни, что горит в глазах твоих,
Не передаст и двух поэтов стих.

----------
Перевод Самуила Яковлевича Маршака
----------

Я думал, что у красоты твоей
В поддельных красках надобности нет.
Я думал: ты прекрасней и милей
Всего, что может высказать поэт.

Вот почему молчания печать
На скромные уста мои легла, -
Чтобы свое величье доказать
Без украшений красота могла.

Но ты считаешь дерзостным грехом
Моей влюбленной музы немоту.
Меж тем другие немощным стихом
Бессмертную хоронят красоту.

То, что во взоре светится твоем,
Твои певцы не выразят вдвоем.