Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика

Переводы И. Фрадкина

15

Мир — это сцена: судьбы на мгновенье
Выходят чередою на помост,
И — промелькнет прекрасное виденье
Под строгим оком всемогущих звезд.
Мы, как цветы, растем и увядаем
Под тем же небом и, отжив свое,
Навеки красоту, увы, теряем,
И память лет не сохранит ее.
И юность оттого еще прекрасней,
И я тревогой вечною объят:
Чтоб темнотой окутать день твой ясный,
Идут войною Время и Распад.

Сам Времени войну я объявлю:
Я кровь твою строкою обновлю.

46

Ведут глаза и сердце смертный бой.
Никак не поделить им клад прекрасный:
Взор вожделеет обладать тобой,
А сердце, споря, с этим не согласно.
Оно твердит, что взору ты незрим,
Грудь для тебя — надежная темница,
Но глаз-ответчик в спор вступает с ним:
«Нет! Красоте от взора не укрыться!»
Ответчика заслушав и истца,
Суд мыслей, что душе обязан рвеньем,
Довел достойно дело до конца
И кончил эту ссору примирением.

Владеет сердце сердцем с этих пор,
А глаз владеет тем, что видит взор.

57

Твой раб, ужели я не поспешу
Исполнить каждое твое желанье?
Я верно прихотям твоим служу
И целый день во власти ожиданья.
Ты, властелин, со мной, слугою, крут —
Звучит «прощай», и вот опять разлука!
Но не кляну томительных минут,
Пускай невыносима эта мука!
Не смею дать ревнивым мыслям ход —
Я — бедный раб и ничего не стою;
Я только думаю: «Как счастлив тот,
Кто неразлучен в этот миг с тобою!»

Любовь безумна и не рвет оков:
В тебе не видит никаких грехов.

75

Ты для меня — как хлеб для бедняка,
Как долгожданный ливень для пустыни,
А я — как тот скупец у сундука, —
Нет драгоценней для него святыни,
Когда он ворожит над сундуком:
То он открыто золотом гордится,
То кладом наслаждается тайком,
То спрячет — похитителя боится.
Так я: то объедаюсь за троих,
То голодаю, жду подачки — взгляда.
Я счастье получил из рук твоих,
И ничего иного мне не надо.

Ты рядом — нет богаче никого,
А без тебя — навек лишен всего.

103

Моя подруга Муза оскудела —
Палитры красок не хватает ей,
И я хвалу отбрасываю смело:
Простой сюжет во много раз сильней.
Меня не осуждая за молчанье
И глядя в зеркало, сумей понять:
Тебя, столь совершенное созданье,
Мой вялый стих не в силах передать.
Да разве не позор, не грех жестокий,
Мешая краски, диво исказить?!
Я на перо нанизываю строки,
Пытаясь красоту изобразить,

Но в зеркале твое отображенье
Куда прекрасней моего творенья!

128

Ты музыкою, Музыка моя,
Пленяешь слух, касаясь милых клавиш, —
Летают пальцы: изумляюсь я,
Как льющейся мелодией ты правишь.
Танцуют клавиши и невзначай
Срывают с нежных пальцев поцелуи;
Я — мне принадлежащий урожай
Снять не могу и весь горю, ревнуя.
Я дерзость клавиш не могу терпеть:
К тебе, нежнейшей, смеют прикасаться!
Они мертвы, бессильны пламенеть:
Пора местами с ними поменяться.

Ты наглым клавишам не потакай:
Дай пальцы им, а губы — мне отдай!