Рекомендуем

http://sadko-land.ru/ тисс купить саженцы с доставкой по москве.

• В нашей компании убер работа по невысоким ценам.

Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика

О «Шекспировских чтениях» 2008 г. (Е.А. Первушина)

С 29 сентября по 3 октября 2008 г. в Москве под председательством доктора искусствоведения, заслуженного деятеля науки, профессора А.В. Бартошевича проходила Международная конференция «Шекспировские чтения 2008». Ее организаторы — Шекспировская комиссия при Научном совете «История мировой культуры» РАН (зам. председателя — доктор филологических наук И.С. Приходько, Ученый секретарь — доктор философии Н.В. Захаров), Государственный институт искусствознания, Московский государственный гуманитарный университет им. М.А. Шолохова, Московский гуманитарный университет и Государственный историко-литературный и природный музей-заповедник А.А. Блока.

Проводимая в течение нескольких десятилетий, конференция имеет свою замечательную историю. Традиция проведения этого научного форума как международного была заложена в 1987 г. выдающимся ученым Александром Абрамовичем Аникстом (1910—1989). Трудно найти слова, чтобы в достаточной мере определить значимость этого необыкновенного человека в отечественном шекспироведении. Научно-редакторская работа по подготовке одного из лучших в России собраний сочинений писателя и периодических научных сборников «Шекспировские чтения», фундаментальные исследовательские труды, просветительская и наставническая деятельность ученого и педагога, взрастившего многих достойных своих продолжателей, — все это, безусловно, нашло свое отражение в том, что инициированные Аникстом «Шекспировские чтения» обрели статус самого авторитетного шекспирологического собрания в нашей стране. Неудивительно, что в 1990 г. шекспировский сборник был посвящен памяти Аникста. И каждый раз, когда открываются очередные «Шекспировские чтения», в зале рядом с портретом великого страд-фордца обязательно находится портрет Александра Абрамовича Аникста.

Конференция 2008 г. проходила, как это бывало не раз, в месте замечательном — Институте искусствознания. Старинный особняк, удивительный по благородной и изысканной красоте его интерьера, относительно невелик, но в дни работы конференции он становится емким средоточием широчайшего исследовательского пространства. Во-первых, уже потому, что географическая принадлежность участников форума впечатляюще обширна: Россия и США, Москва и Санкт-Петербург, Казань и Челябинск, Калуга и Нижний Новгород, Тверь и Рязань, Махачкала и Северодвинск, Нальчик и Владивосток. Но самое главное — широта и многогранность научной проблематики, обсуждаемой на конференции, разнообразие исследовательских позиций и методов, вдохновляющие перспективы творческого общения.

Знаменательно, что с самого начала конференции в докладе профессора А.В. Бартошевича (Москва) «Стратфордский театр нашего времени: Шекспир для туристов?» была обозначена глубина культурологического взгляда на явление Шекспира в современном мире. Анализируя архитектурный стиль возводимого в Стратфорде нового здания Шекспировского театра, эстетически родственный театральной поэтике его последних спектаклей, ученый указал на опасную тенденцию — Шекспир все более становится предметом «масскультурной туристической индустрии», разменной монетой «услужливого сервиса, цель которого — не столько искусство, сколько комфорт». Бартошевич завершил свой доклад концептуально серьезным вопросом-протестом: «Неужели этого Шекспира и этот его новый дом мы когда-нибудь полюбим?».

Конечно, новая жизненная реальность всегда вносит свои коррективы в сценическое прочтение шекспировских пьес, и современному зрителю необходимо определенное удобство театрального помещения. Но подменить искусство комфортом нельзя, иначе потеряется самое удивительное и великое в гении Шекспира — умение быть созвучным всякому времени в постижении его глубинного смысла и в непреходящей ценности великих уроков, преподносимых каждому из этих времен. На конференции говорили об этом, поднимая важные театроведческие проблемы, связанные с анализом шекспировских постановок. Г.А. Сокур (Москва) показала это, проанализировав в своем докладе театральную критику шекспировских спектаклей, поставленных в Москве в 1930-е гг. Это подтвердила и В.А. Ряполова (Москва), проанализировавшая причины усилившегося внимания к «Титу Андронику». Огромный интерес вызвал также доклад М. Костиховой (США), посвященный толкованию и восприятию шекспировских пьес в Чехии, пережившей после 1989 г. «шоковую терапию» острейших социально-политических преобразований. Тексты шекспировских пьес, убеждена докладчица, редактировали здесь, «чтобы выразить через них национальную самоидентификацию чехов в новую эпоху».

В русле тезаурусного подхода к исследованию мировой культуры поставил вопрос о теоретической основе дефиниции самого концепта «культ Шекспира» Вл.А. Луков (Москва). Необходимо, заявил он, придать этому понятию ранг термина и обозначить его место в системе культурологического понятийного аппарата, отделив от литературоведческой категории «шекспировский вопрос». Одновременно это помогло бы уточнить содержание таких понятий, как «шекспиризация» и «шекспиризм».

На конференции прозвучало еще одно концептуально важное обозначение — «Мир Шекспира» Это название электронного энциклопедического словаря, на создание которого направлен проект, поддержанный Российским гуманитарным научным фондом. О нем рассказал ученый секретарь Шекспировской комиссии Н.В. Захаров (Москва), осветивший научную проблематику проекта: «фундаментальное осмысление, максимально полное и всестороннее представление значения Шекспира и его творчества в культуре России и современном мире».

Наверное, именно так — «Мир Шекспира» — могла быть названа рубрика, в которую вошли бы очень многие конференционные доклады. В их числе — посвященные самому Шекспиру и его эпохе. Такова работа неподражаемой в особом изяществе своих подходов С.А. Макуренковой (Москва) «Мир в 1607 году: новый взгляд в шекспироведении», где были рассмотрены последние достижения в области шекспироведения. Прозвучали доклады и о явлениях, исторически связанных с творчеством Шекспира. Это работы В.А. Рогатина (Рязань) «Аллитерационный всплеск в английской поэзии XIV века», В.С. Макарова (Казань) «Изобретение иерархии: провозглашение и субверсия «порядка» в Англии раннего нового времени», В.Д. Николаева (Москва) «Шекспир и христианство». Традиционно для шекспировских конференций в Москве и обращение к сопоставительному анализу: Н.И. Ищук-Фадеева (Тверь) «Трагедия рока и трагедия судьбы (Эсхил и Шекспир)», Г.Н. Шелогурова (Москва) «Мотив умершей и возрожденной жены у Еврипида и Шекспира: «Алкеста» и «Зимняя сказка»», Е.В. Фейгина (Москва) «Монтале и Шекспир», А.Н. Волкова (Москва) «Поэтика концепта «любовь» в сонетах У. Шекспира и Д. Донна», М.В. Елифёрова (Москва) «Сколько языков знал Шекспир? Мифы и реальность», Б.Н. Гайдин (Москва) ««Анти-Гамлет» у И.С. Тургенева и Т. Стоппарда», А.Н. Ушакова (Нижний Новгород) «Переводы сонетов Шекспира Э. Монтале» и др.

Конечно, первостепенное внимание участников конференции было уделено собственно шекспирологическим проблемам, анализу произведений писателя, и прежде всего — «Гамлету». Понятная закономерность прослеживалась в том, что к трагедии обратились новейшие ее переводчики — И.В. Пешков (Москва), В.Р. Поплавский (Москва), С.А. Степанов (Санкт-Петербург). Ведь то серьезное аналитическое начало, которое необходимо каждому переводчику, обязательно делает его исследователем переводимого текста. Переводы И.В. Пешкова и В.Р. Поплавского обсуждались на заседании Шекспировской комиссии в декабре 2003 г. Перевод С.А. Степанова опубликован в 2008 г. Каждый из названных переводов был отмечен ярким своеобразием и глубиной обновляющего проникновения в шекспировский текст. Это проявилось и теперь, в конференционных докладах.

И.В. Пешков обратился к анализу ведущих сюжетообразующих мотивов трагедии. Один из них — женоненавистничество заглавного героя, унаследовавшего от отца комплекс высоких качеств мужчины-рыцаря, в ряду которых и непременная необходимость мстить за отца после предательства матери. Но противостоящая этому любовь создала, по мнению докладчика, особую трагическую ситуацию и преобразование гендерных позиций героя.

С.А. Степанов сосредоточил свое внимание на одной из важнейших шекспировских метафор в трагедии — «вывихнутый сустав века». Ее очень емкое содержание определено историческими событиями, связанными с тайнами английского двора и престолонаследия, и авторскими ожиданиями других, неосуществившихся событий. В связи с этим докладчик рассматривает пьесу не как трагедию, но как политическую сатиру.

В.Р. Поплавский увидел другие возможности жанрового потенциала пьесы. По его мнению, серьезным препятствием для шекспировского Гамлета был христианский запрет мести, поэтому он стал героем своеобразной антитрагедии, главная идея которой — «мир, как и человек, непознаваем и неисправим». Трагическую основу возвращала произведению классицистская эстетика с ее поэтизацией жертвенного долга. В.Р. Поплавский представил на конференции не только доклад, но и художественное воплощение своих переводческих, писательских и режиссерских идей — спектакль «Гамлет» театра-студии «Горизонт», с большим воодушевлением принятый зрителями.

Ю.Б. Орлицкий (Москва) подошел к «Гамлету» с позиций прозиметрического анализа, указав на сложности, возникающие при переводе коротких реплик персонажей пьесы, которые можно трактовать и переводить и как стихотворные, и как прозаические. Докладчик проанализировал основные варианты переводческих решений подобных ситуаций, призвав переводчиков к адекватному воспроизведению оригинального ритмического рисунка пьесы.

Интересно, что на конференции впервые обратились к проблемам школьного преподавания «Гамлета». Г.М. Темкина (Калуга) рассказала о трудностях в восприятии и толковании трагедии школьниками и о ценном учительском опыте в их преодолении.

Не остались без внимания и другие произведения писателя. Большой интерес вызвал доклад Н.Э. Микеладзе (Москва) «Библейские корни конфликта «Меры за меру» Шекспира». Выявив библейский прототип и модель основного конфликта пьесы как конфликта идей, автор сделала вывод, что шекспировская трактовка библейского тезиса, получившая свое дальнейшее развитие в «Короле Лире», гораздо шире установок, принятых в его время. Интересным и новым в этом докладе был подход к шекспировской пьесе, проанализированной в контексте праздничной традиции средневекового народно-религиозного театра.

Докладчики говорили не только о драмах Шекспира, немалое внимание было уделено его «Сонетам». На конференции были представлены работы известных московских исследователей поэзии Шекспира — А.Н. Горбунова, И.С. Приходько, В.С. Флоровой, а также одного из самых признанных в России переводчиков — В.Б. Микушевича. А.Н. Горбунов, показал в своем докладе возрастающую роль христианских мотивов в 146-м сонете, что, по мнению ученого, «полностью соответствовало синкретическому мировоззрению эпохи, пытавшейся... уравновесить горние и дольние планы бытия». При этом исследователь пришел к выводу и об особом месте стихотворения в цикле — скорее всего, оно создавалось как его эпилог. Тонкое понимание поэтической целостности цикла показала И.С. Приходько, выделившая в ряду образных тезаурусов Шекспира растительные метафоры. Исследовательница убеждена, что эта «самая устойчивая образная параллель» позволяет Шекспиру выразить одну из главных мыслей «Сонетов» — «о рождении, росте, цветении, созревании, увядании и смерти, о поисках средств обессмертить живую Красоту». Подобная всеобъемлемость растительных метафор обнаруживается в Библии, которую можно предполагать источником поэтики Шекспира. В.С. Флорова, подчеркнув присущую не только Шекспиру-драматургу, но и Шекспиру-лирику постоянную ориентацию на воспринимающую публику, указала на особый строй поэтической адресации «Сонетов», аудитория которых существенно отличалась от театральной. Адресат выступает здесь и как реальный читатель, и как персонаж лирического цикла, что сообщает шекспировскому поэтическому сборнику колоссальную энергию драматического диалога. В.Б. Микушевич прокомментировал ряд важнейших в цикле образов, мотивов и тем, отражающих яркое противоречие Шекспира-поэта, которого всегда привлекало то, что одновременно и отталкивало его. Это тема красоты с червоточиной, образы запахов, алхимический подтекст образов розы и фиалки и др.

Большое место на конференции было отведено и такой важной проблеме, как «Русский Шекспир». В первую очередь, это вопрос о восприятии Шекспира русскими писателями. Э.Б. Акимов (Нижний Новгород) сопоставил тексты произведений Шекспира и Пушкина в свете мифологической перспективы сюжетных мотивов ухода (похищения) сына/дочери, символической смерти и возвращения. Доклад Н.А. Смирновой (Нальчик), давно изучающей влияние стратфордца на поэтов серебряного века, на этот раз был посвящен шекспировскому метатексту в драматической поэме С.А. Есенина «Страна негодяев». По мнению исследовательницы, Гамлет задан здесь не только в виде отдельных аллюзий — это своеобразный поэтический камертон литературной самоидентификации Есенина. Е.А. Первушина (Владивосток) обратилась к другому аспекту проблемы «Русский Шекспир» — переводческой рецепции «Сонетов». Докладчица указала, что высочайший метажанровый потенциал оригинала дает отечественным переводчикам, осуществляющим его рецептивное «досотворение», открывать бесконечно новые возможности циклической организации шекспировского сборника.

Предметом особого внимания стала в этом плане тема «Блок и Шекспир». Ей был посвящен доклад И.С. Приходько (Москва), давно и плодотворно работающей в этом направлении. Проникновенно трепетное отношение И.С. Приходько к данному материалу было очевидно не только в докладе, но и в инициированной и организованной ею замечательной традиции шекспировской конференции — доклады на эту тему уже не первый год слушаются на выездных заседаниях в Государственном историко-литературном и природном музее-заповеднике А.А. Блока. Удивительная, неповторимо вдохновенная красота этого места, редкостный энтузиазм директора музея С.М. Мисочник и всех его работников рождали потрясающее ощущение реальной осязаемости поэтического мира.

Нельзя не сказать и о другой конференционной традиции — представлять новые книги о Шекспире. В этом году их было немало: Шекспир В. Сонеты / Пер. и коммент. А. Шаракшанэ. М., 2008; Макуренкова С.А. Разговор о Шекспире. М., 2007; Николаев В.Д. Шекспир. Энциклопедия. М., 2007; Шекспир. Гамлет, принц датский. Сонеты / Пер. и коммент. С.А. Степанова, СПб., 2008. Луков Вал.А., Луков Вл.А. Тезаурусы: Субъектная организация гуманитарного знания. М., 2008; Фридштейн Ю.Г. Продолжение театрального сюжета. М., 2008; Фридштейн Ю.Г. (сост.). В надежде славы и добра: Избранная поэзия (на рус. и англ. яз.) М., 2008; Смирнова Н.А. «Слова, слова, слова...» Шекспировский метатекст в русской и зарубежной литературе. Сб. статей. Нальчик, 2008; Герман В.С. Портрет Шекспира, или личное дело Френсиса Бэкона. 2-е изд. М., 2008.

Думаю, что, обобщая сказанное, можно, нисколько не опасаясь излишеств пафоса, назвать состоявшуюся конференцию праздником отечественной шекспирологии. Низкий поклон его организаторам и участникам.

Е.А. Первушина