Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика

Вести из Стратфорда (И.С. Приходько)

Here let us breathe and haply institute
A course of learning and ingemoious studies.

Shakespeare. «The Taming of the Shrew»

Эти слова из комедии «Укрощение строптивой» (I, 1) вынесены в качестве эпиграфа на обложку Программы и материалов Тридцать третьей Международной Шекспировской конференции, которая проходила в августе 2008 г. в Стратфорде-на-Эйвоне. Стратфордская конференция проводится раз в два года и собирает довольно тесный круг шекспирологов из разных стран. В приглашении специально оговаривается, что к вам обращаются персонально и что заявки со стороны не рассматриваются. Но не нужно думать, что это элитарное замкнутое сообщество. Просто Стратфорд — небольшой город, и в августе собираются здесь не только участники конференции, но почти всегда в это же время работает летняя Шекспировская школа, не говоря уже о вольных туристах. Поэтому остро стоит проблема расселения, несмотря на многочисленные, но небольшие по вместимости «гест хаусы», маленькие частные гостиницы.

Элитарность, конечно, есть: здесь встречаются завсегдатаи этих конференций, известные ученые из ведущих университетов Америки, стран Европы и других континентов, исследователи и издатели, театральные критики и режиссеры, маститые авторы многих книг о Шекспире и многообещающая молодежь, уже вкусившая славы. Встречаются не только для того, чтобы прочитать и прослушать доклады друг друга, задать докладчику вопросы и обсудить заданные проблемы. Здесь рождаются и закрепляются деловые договоренности, творческое сотрудничество и издательские проекты, проходят встречи руководителей локальных шекспировских обществ, планируется организация последующих международных конференций, осуществляется руководство Международной Шекспировской Ассоциацией (International Shakespeare Association — ISA). Очередная конференция ISA будет проходить в Праге в 2011 г. Коллеги из Карлова университета уже развернули подготовку к этой конференции, которая будет посвящена национальному восприятию Шекспира. На специальном заседании они представляли свои масштабные проекты по организации Всемирного шекспировского конгресса 2011.

Стратфордские конференции проводятся по инициативе и под руководством Шекспировского центра, который объединяет мемориальное шекспировское пространство Стратфорда и ближайших окрестностей и Шекспировского института, филиала Бирмингамского университета. Неизменными участниками и спонсорами являются также основные шекспировские издательства, такие как The Arden Shakespeare, Cambridge University Press, The Continuum International Publishing Group, Edinburgh University Press, Manchester University Press, Oxford University Press и др. Естественно, все они представляют на выставке-продаже свои новейшие издания. Хитами этого года были арденские издания «Тимона Афинского», «Двенадцатой ночи» и новая книга «Поэмы Шекспира» известной исследовательницы К. Данкан-Джоунс, автора нашумевшей книги о шекспировских сонетах.

Общим научным направлением конференции 2008 г. была проблема текста: «Close Encounters with the text of Shakespeare». В докладах было представлено все множество аспектов этой темы, включая проблемы библиографии, эдиционной текстологии, коммерции, кварто и фолио, авторства и соавторства, авторства вставных песен, специфики текста для сцены, иллюстраций к шекспировскому тексту и т. п. Из доклада израильской исследовательницы Ханы Скольников я впервые узнала о том, что Марк Шагал сделал несколько десятков черно-белых гравюр к «Буре», выразив в них глубоко личные переживания. Однако в наибольшей степени меня интересовали секции и доклады, посвященные поэтике текста.

Секцию «Текст в спектакле» вел Стэнли Уэллс, хозяин и «гений места», друг и покровитель шекспироведов всего мира, трижды участвовавший в наших Шекспировских чтениях (1987, 2002, 2006). Другой гость нашей последней конференции Пол Эдмондсон, директор образовательной программы в Шекспировском центре, выступил с докладом «Шекспир Анны Бронте» в секции «Диалог с текстом». К огромному нашему сожалению, в секции «Всемирный шекспировский текст», где были широко представлены страны Азии и Япония, по-прежнему не звучал «Русский Шекспир». Хотя на этот раз Россию представляли двое: кроме постоянного участника всех последних встреч в Стратфорде Алексея Вадимовича Бартошевича, случилось и мне присоединиться к этому «многому уму». Алексей Вадимович представил свой доклад в семинаре «Молчание, звук и движение в тексте Шекспира» — «Reading Shakespeare for Silence, Sound and Movement» (по материалам Станиславского в его работе над неосуществленной постановкой «Отелло»), акцентировав сценический поворот темы. Я участвовала в семинаре «Средневековая культура в тексте Шекспира» с докладом о мистерии. Семинары проходили одновременно, поэтому присутствовать на семинарах друг друга мы не могли. Среди других не менее интересных семинаров, которые мы по той же причине не могли посетить, были, например, «Здоровье и медицина под кожей шекспировского текста», «Оккультизм в поздних драмах Шекспира», «Пристальное чтение Шекспира», или такая семиотическая тема, как «Встречи с текстом жизни Шекспира». Из докладов по поэтике и лингвистике текста хочу назвать два: канадской исследовательницы Лин Магнуссон о разнообразии употребления и семантике модальности у Шекспира («A Play of Modals: Grammatical Equivocation in Context») и доклад молодого американского ученого Скотта Ньюстока о средневековой традиции повтора близких по значению слов в германской и романской версии у Шекспира («Loving and Cherishing «True English»: Shakespeare's Philological Inheritance of Medieval Redundancy»). Глубина и убедительность этих строго филологических исследований подвигнули меня просить у авторов разрешение на перевод и публикацию их докладов в очередном выпуске Шекспировских чтений.

В связи со спектаклем «Гамлет», представленном Шекспировским Королевским театром в третий вечер конференции, о котором написал уже А.В. Бартошевич, не могу не сказать о подаренном мне открытии. В большой и красочной программе-проспекте этого спектакля, среди прочего, помещена важная для интересующей меня темы «Цветы Офелии» информация: в 1579 г. в Эйвоне возле местечка Тидингтон, расположенном неподалеку от Стратфорда, вверх по течению реки, утонула девушка по имени Катарина Гамлет. Шекспиру в это время было 15 лет, и слухи об этом событии не могли не дойти до него. Мария Гейл, исполняющая роль Офелии в новом стратфордском «Гамлете», совершила вылазку предположительно в это место. Она со своим коллегой, участником спектакля, бродила по берегу Эйвона, пробираясь сквозь заросли крапивы мимо свисающих к самой воде и в (такие ивы есть и в центре Стратфорда), и находила в изобилии те цветы, которые названы в знаменитом монологе Гертруды, включая алые хохолки. Эта «прогулка» помогла актерам найти новые штрихи к образу безумной Офелии: собирая свои «травные трофеи» в этих диких зарослях, она должна была предстать в этой сцене с царапинами и ссадинами, с налипшей грязью, со следами от жгучей крапивы. Этот образ полностью развенчивает романтическое и викторианское представление об Офелии, уносимой потоком, в розах и лилиях.

Итак, эпиграф, предпосланный конференции и призывающий «дышать и с восторгом постигать премудрость и простоту наук», можно считать полностью оправдавшим себя.