Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика

VIII. Служанка Офелия и племянник-мститель

Но пора перейти к спектаклю — зрители уже готовы. Один Гамлет не может успокоиться, все ищет места. Гертрад зовет его к себе, но он отвечает:

1964 Ham. No good mother, heere's mettle more attractiue.
(Нет, дорогая матушка, здесь есть металл более притягательный).

Лозинский почему-то перевел mettle как металл, тогда как истинное значение этого слова — характер, темперамент, пыл. Тогда получается, что темперамент Офелии для Гамлета более притягателен, чем темперамент его матери Гертрад. Это говорит очень аккуратный автор Шекспир. И, как мы уже догадываемся, он имеет в виду именно сексуальный темперамент. Но при чем здесь тогда темперамент матери?

Гамлет пристраивается возле Офелии. Спрашивает:

1966 Ham. Lady shall I lie in your lap?
(Леди, могу ли я лечь на ваши колени?)
Офелия отвечает отказом. В 1623 г. далее вставлены две строки:
Ham. I meane, my Head vpon your Lap?
(Я имею в виду — мою голову на ваши колени?)
Ophe. I my Lord.
(Да, мой Принц.)
Здесь Гамлет издевательски замечает:
1970 Ham. Do you thinke I meant Country matters?

Спорная строка. Лозинский переводит: «Вы думаете, у меня были грубые мысли?» Считается, что слово Country здесь дано в значении деревенские, а значит — грубые.

Первое значение этого слова — государство, государственные — и тогда Гамлет имеет в виду государственные дела/вопросы, намекая на связь Офелии с лицом королевской крови. Это выглядит логично, если бы не редакция 1603 года. Здесь нет ни страны, ни деревни, зато есть contrary matters — перевести почти невозможно — какие-то противоположные/обратные дела/вопросы — что наводит на мысль о неверном слове в «плохом», «пиратском» Кварто 1603 года.

Но есть еще слово counter, которое означает как противоположное/обратное, так и презрительное деньги. Эти деньги, при помощи суффикса ry и слова matters, легко превращаются в денежные дела/вопросы. (Если хотите, можете прибавить к нашей маленькой коллекции и County — графство).

(Из переписки автора: Поэт и переводчик Андрей Чернов пишет: «Переводя это, я еще не знал, что для английского уха тут работает «coun» (женский половой орган жарг.). Это не я придумал, это мне от британских шекспироведов такой привет (шопотом) передали».

Ниаз Чолокава тоже не проходит мимо этого смысла: «Будучи в Лондоне, я посмотрел три постановки Гамлета. В одной из них главный герой, произнося эти строки, делает очевидным еще одну игру слов country — cunt-ry. Редко услышишь такое грубое слово с театральных подмостков — зрители в восторге!».

Оба автора дают разное написание — соглашаясь с ними, найдем компромисс в латинском cunnus).

Как бы то ни было, Гамлет в очередной раз намекает Офелии на ее продажность. Об этом же говорит и его следующая язвительная реплика:

1972 That's a fayre thought to lye betweene maydes legs.
(Прекрасная мысль — лежать между девичьих ног.).

Издевательство не только в том, что Гамлет не считает Офелию девушкой — он еще и унижает ее, потому что betweene mayd также означает прислугу повара или горничной, служанку в сексуально-уничижительном смысле. Тогда фраза звучит как лежать у ног служанки.

Через несколько строк читатель встречает путаницу времен. Гамлет говорит, что мать его смотрит радостно, «а нет и двух часов, как умер мой отец». Офелия поправляет «сумасшедшего» — «twice two months» — дважды два — четыре месяца! Тут Гамлет опять путает: «o heauens, die two months agoe, and not forgotten yet» (О небеса, умереть два месяца назад, и не быть забытым еще). О ком он? Кажется, он-таки нас запутал. Оставим пока этот узелок и посмотрим, что происходит дальше.

А дальше актеры разыгрывают пантомиму об отравлении короля. Входит Пролог, и Гамлет говорит Офелии, что они сейчас все узнают от этого парня. «Он расскажет нам, что этот показ означает?» — спрашивает Офелия. Гамлет отвечает:

2011—3 I, or any show that you will show him, be not you asham'd to show, heele not shame to tell you what it meanes.
(Да, или другой показ, который вы покажете ему, не постыдитесь показать, — негодяй/предатель/наступающий на пятки (heele) не постыдится рассказать вам, что это значит).

У Лозинского этот негодяй обозначен просто он.

(Из переписки: Ниаз Чолокава заметил: «Вы интерпретируете слово heele, как негодяй и удивляетесь, что Лозинский перевел просто «он». Но это-то как раз и напрашивается: heele — he'll — he will not shame...В Вашем же, может и интересном варианте получается весьма странная грамматическая форма: ...you will show him, ...heele not shame to tell...».

Согласившись, должен заметить, что Шекспир неоднократно использует подобный прием для того, чтобы ввести второй смысл. Так, например, мы еще увидим, как here is он превращает в heres (наследник — лат.). Грамматика Шекспира имеет много потайных кармашков.)

Кроме еще одного оскорбления Офелии, мы получаем и новую информацию. Пролог в интерпретации Гамлета — личность негативная — предатель и шпион. К тому же этот Пролог, судя по язвительному замечанию принца, довольно близок с Офелией. Но разыгрываемая актерами пьеса — почти точная сюжетная копия той, тему которой, как мы помним, заявил Горацио-Пролог, он же — автор и ее герой. Следует ли из схожести пьес, что характеристики их Прологов также совпадают? Пока воздержимся от выводов, хотя выводы уже напрашиваются.

Актеры — Король и Королева — рассказывают нам, что уже 30 лет они вместе (в редакции 1603 г. срок их семейной жизни составлял 40 лет). Королева клянется, что не выйдет замуж второй раз после смерти Короля.

Гамлет объясняет Клавдию, что пьеса называется «Мышеловка», и Gonszago is the Dukes name, his wife name Baptista (герцога зовут Гонзаго, а его жену — Баптиста). Имена герцога и герцогини вряд ли очень информативны, но кое-что предположить можно, учитывая, что король и королева «Мышеловки» отражают убитого старшего Гамлета и Гертрад. Baptista означает Крестительница — слово из протестантско-кальвинитского словаря, которое в дальнейшем пригодится нам в исторической идентификации героини. Что касается Gonszago, то это имя исторического лица, но в рамках игры можно предположить, что в контексте смерти короля оно тоже имеет смысл: Gon(е) — умерший/ушедший, и ago — какое-то время назад.

Странно то, что в «Мышеловке» действующими лицами являются король и королева, а не заявленные герцог с его женой. Что Гамлет хочет сообщить Клавдию и Гертрад? Возможно, принц называет короля и королеву «Мышеловки» их настоящими титулами — пусть и высокими, но не высшими, объявляя тем самым самозванство герцогской четы, нелегитимность их власти.

Здесь есть пара неясностей. Известно, что в 1538 г. герцог Урбинский был убит своим родственником Луиджи Гонзаго, который, якобы, влил спящему герцогу яд в ухо. У Шекспира ситуация вывернута наизнанку — фамилию Гонзаго носит не убийца, но герцог, которого отравил его родственник. Возможно, Шекспир просто перепутал, но, возможно, он хотел на что-то намекнуть такой путаницей. Пока мы не можем понять причину этой рокировки, а значит, будем продвигаться дальше, ожидая шекспировской подсказки.

И второе: «реальное» убийство Гонзаго было совершено в Италии. В редакции 1604 г. действие перенесено в Вену (Vienna). При чем здесь Вена? — спросите вы. На этот вопрос сразу не ответишь. Не поможет ли нам редакция 1603 г.? Но вот что мы видим в ней:

2103—5 Ham. ...this play is
The image of a murder done in guyana, Albertus Was the Dukes name, his wife Baptista...
(...Эта пьеса есть изображение убийства, совершенного в Гвиане, герцога звали Альберт, его жену — Баптиста...)

Но почему «предшественницей» Вены была Гвиана? Или это опять опечатка, или же Vienna превратилась в Guiana вследствие того, что «пираты», публиковавшие, по мнению шекспироведов, Первое Кварто, так услышали слово со сцены (записывать во время представления было запрещено, поэтому «пиратам» приходилось запоминать, заучивать текст на слух).

Для объяснения есть только одна зацепка. В 1595 году известный мореплаватель, поэт, фаворит королевы Елизаветы Уолтер Рэли совершил экспедицию к северному побережью Южной Америки. Когда он вернулся и рассказал о богатой «Империи Гвиане» и о золотом городе Маноа, его враги начали распускать слухи о том, что он никогда не был в этой самой Гвиане, и его рассказы — всего лишь хвастливые фантазии. Мы еще встретимся с Рэли в нашем расследовании. Сейчас же, за неимением большей информации, можем лишь предположить, что упоминанием Гвианы Гамлет переносит убийство в мифическое, несуществующее место. Но, кажется, это слишком поверхностный взгляд на экзотическую Гвиану в пьесе Шекспира...

Тем временем, представление продолжается.

Входит Lucianus, — как представляет его Гамлет, — Nephew to the King (племянник этого короля). Офелия замечает: «You are as good as a Chorus my Lord» (Вы хороши как хор, мой принц), имея в виду толкование, интерпретацию событий на сцене. Это важное определение, теперь мы можем сказать, что Гамлет действительно толкователь всей пьесы с точки зрения реальных событий.

Следует короткая, обоюдоострая перепалка:

2114—5 Ham. I could interpret betweene you and your loue If I could see the puppets dallying.
(Я мог бы истолковать и ваши отношения с вашим любовником, если бы мог видеть этих кукол развлекающимися.)
2116 Oph. You are keene my lord, you are keene.
(Вы остры, мой принц, вы остры.)
2117—8 Ham. It would cost you a groning to take off mine edge.
(Вам придется постонать, подпрыгивая на моем острие.)
2119 Oph. Still better and worse.
(Игра слов: еще лучше и хуже, или еще больше и сильнее).

Гамлет откровенно хамит, — отбросив иносказания, открытым текстом он относит Офелию в разряд публичных женщин. И вновь намек на некоего любовника Офелии.

Второй вариант ответа Офелии показывает, что она вовсе не притворялась символом чистоты и невинности, и сама была остра на язычок.

Но Гамлет уже смотрит на сцену, где наступает кульминация «Мышеловки» — то, ради чего и затевалось представление, одним из авторов которого был Гамлет — ведь это он сказал актерам, что в пьесу об убийстве Гонзаго вставит 12 или 16 строк.

Кстати, давайте не поленимся и пересчитаем прозаические вставки. Оказывается, в самом «Гамлете» 12 прозаических вставок и 4 прозаических же письма Гамлета — итого 16! А это (если отбросить подозрение о совпадении) значит, что проза в пьесе действительно написана Гамлетом или тем, кто представляет его интересы в мире живых.

Кто же еще претендует на соавторство «Мышеловки»? Сразу после сцены отравления Гамлет говорит, что «the story is extant, and written in very choice Italian» (эта история была представлена, и написана она очень хорошим итальянским языком). Теперь становится ясно, что структура «Мышеловки» отражает структуру самого «Гамлета», где в историю, написанную книжником, латинистом Горацио, вставлена проза Гамлета, или того, кто представляет его точку зрения на случившиеся события. Пантомима здесь — сжатое изложение голого сюжета всего «Гамлета» — без пояснений и детализаций, необходимых для выяснения фабулы. Дальше идет идиллическая часть о короле и королеве, которая идентична стихотворной пьесе, сочиненной Горацио. И дополнение Гамлета о Лукиане, племяннике короля есть то самое толкование, корректива, показывающая, что версия Горацио далека от действительности.

Впрочем, чуть ниже мы рассмотрим еще одного (настоящего!) автора этой the story. И поможет нам в его определении та, невесть откуда взявшаяся, Вена...

А пока — Лукиан медлит, и Гамлет торопит его:

2120—1 Beginne murtherer, leaue thy damnable faces and begin, come, the croking Rauen doth bellow for reuenge
(Начинай же, убийца, оставь свои мерзкие гримасы и начинай, давай — каркающий ворон зовет к возмездию).

Мы привыкли, что этот Лукиан представляет короля Клавдия, убивающего своего царствующего брата. Но теперь получается, что племянник (и тот, кто скрывается за его маской) совершает акт мести, к которой призывает ворон, — а вот за что он мстит королю, выясняется тут же, из бормотания самого Лукиана:

2127 ...mixture ranck, of midnight weedes collected,
(...гнусной смесью из диких трав, собранных в полночь,)
2128 VVith Hecats ban thrice blasted, thrice inuected,
(Трехкратным проклятием Гекаты проклятых, трижды заговоренных)
2129 Thy naturall magicke, and dire property,
(Твоим природным/собственным колдовством и ужасными свойствами)
2130 On wholsome life vsurps immediately
(На цветущую жизнь посягни сейчас же).

В этом отрывке показательно имя Гекаты — богини ночи, Луны и т. д. Но не ее мистические характеристики интересуют нас сейчас, а то, что Геката считается в мифах покровительницей той самой Гекубы — мало того, в самых древних мифах они сливаются воедино, о чем говорят их имена Εχατη и Εχαβη. Тройное проклятье отражает три ипостаси Гекаты: Селена (Луна) на небе, Диана-охотница на земле, и Прозерпина — богиня подземного мира.

Итак, мы вправе предположить: Лукиан, мстящий за род Гекубы и Приама, может быть представителем этого рода, в частности, одним из тех двоих сыновей, рожденных в день гибели их отца (и, возможно, матери). Не зря же Гамлет торопит Лукиана с возмездием — можно подумать, он подталкивает этими словами самого себя, преодолевая собственную нерешительность. Сюда можно добавить и скрытую ссылку — взывающий к возмездию ворон напоминает нам о легендарном короле Артуре, превращенном злым волшебником в ворона. В ожидании обратной метаморфозы — из птицы в короля — англичане не смели убить ни одного ворона. Кстати, возможно этот ворон-Артур — лицо заинтересованное, поскольку взывает к возмездию. Значит, Лукиан вовсе не обязательно должен оказаться сыном Гекубы...