Рекомендуем

• В нашей организации кровати дешево для всех желающих.

Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика

§ 2. Шекспир и русский культурный тезаурус. Переводы и собрания сочинений

В первой трети XIX века в русской переводческой практике преобладали две не очень отличающиеся друг от друга школы Жуковского и Карамзина. О переводческом подходе последнего мы уже говорили, однако его последователи переводчики-карамзинисты ставили во главу угла качество своих переводов с точки зрения их поэтической «приятности». Жуковский, по сути дела, брался за переделку подлинника, «склоняя» его на наши нравы, и сумел создать русскую романтическую поэзию, несмотря на тот факт, что почти все его баллады практически были заимствованы из немецких и английских авторов. Таковы его перевод-переделка «Элегии, написанной на сельском кладбище» из английского поэта-сентименталиста Т. Грея (1716—1771), (в русском переводе В.А. Жуковского — «Сельское кладбище», 1802), переделка «Леноры» Г.А. Бюргера (1747—1794) в балладу «Людмила» (1808) и т. д. Вопрос о точности перевода не стоял слишком остро. Главным для русских переводчиков этого периода оставалось освоение мировой литературы, передача духа и формы подлинника.

Даже в начале XIX века шекспировские пьесы перелагались через французские классические адаптации Ж.Ф. Дюси (1733—1816). Например, перевод Н.И. Гнедича (1784—1833) «Леар» (1808). Кстати, именно с этим переводом была связана ошибка, сделанная анонимным автором в The Foreing Quarterly Rewiew, в 1827 г. в vol. 1, № 2, p. 624—627, где заявлялось, будто бы Пушкин начал свою литературную карьеру с перевода «Короля Лира» Шекспира на русский язык. Н.И. Гнедичу также принадлежит прозаический перевод отрывка из «Троила и Крессиды». В 1808 г. на русский язык И.А. Вельяминовым был переведен «Отелло», а в 1811 г. драматург С.И. Висковатов перевел «Гамлета», «Ромео и Джульетту».

Кроме переводов текстов произведений Шекспира, в русской печати стала появляться критика отдельных произведений. О «Гамлете» в предисловии к переводу монолога писал М.И. Плещеев (1775). Чем больше появлялось переводов, тем больше писалось и печаталось критики о самих пьесах Шекспира, выходили рецензии на переводы пьес, их театральные постановки, появились первые работы, посвященные более общим проблемам творчества и жизни драматурга. Небольшие работы, посвященные истории создания, интерпретации и художественной критике основных произведений Шекспира, рецензии на театральные постановки и переводы, касались таких шекспировских произведений, как «Гамлет», «Отелло», «Король Леар» (так тогда произносилось имя Лира), «Макбет», «Буря», «Виндзорские кумушки», «Генрих VIII», «Ричард III», «Сон в летнюю ночь» и «Сонеты».

Особое место занимают статьи и разборы в «Северной пчеле», «Русском инвалиде», «Пантеоне», «Литературной газете» и др., посвященные пьесе «Венецианский купец», ее источникам и характеру главного героя Шейлока (1838—1841). Начинается активное изучение более общих вопросов, связанных с шекспировским творчеством и биографией драматурга в целом (статьи П.А. Плетнева, В.Г. Белинского, В.П. Боткина и др.), появляются статьи и сочинения, посвященные изучению связей Шекспира с литературами других стран, и русской в частности (в том числе И. Кронеберга, В. Чуйко и др.), освоению его наследия театральной сценой (в «Библиотеке для чтения», «Современнике», «Пантеоне русского и всех европейских театров» и т. д.), появились переводы иноязычных работ, связанных с многосторонними аспектами шекспировского творчества и шекспиристики (Ф. Гизо, А. Шлегель, Ф.Р. Шатобриан, И.В. Гёте, А. Дюма, В. Гэзлит, Ф. Гизо, В. Гюго).

Освоение шекспировских находок принимали и менее серьезные художественные формы. Так, В.К. Кюхельбекер написал драматическую шутку «Шекспировы духи» (1825). Это уже после декабристского восстания драмы и исторические хроники Шекспира помогли ему осмыслить историко-политическую трагедию ее участников. Заключенный в крепость Кюхельбекер с 1828 по 1832 годы переводил «Макбета» и исторические хроники, написал «Рассуждение о восьми исторических драмах Шекспира и в особенности о Ричарде III» (1832).

Интерес к подлинному Шекспиру вызывал появление новых переводов. Одновременно с Кюхельбекером и независимо от него М.П. Вронченко переводит «Гамлета» (1828), 1-е действие «Короля Лира» (1832), «Макбета» (1837). Сделанные В.А. Якимовым переводы «Короля Лира» (1833) и «Венецианского купца» (1833) наглядно демонстрируют, что стремление переводчиков к точности может привести к буквализму и совершенно погубить их поэтическую красоту оригинала. То же самое справедливо для известного, но неточного прозаического перевода «Гамлета» Н. Полевого (1839).

В 1840—1860-е годы появились новые переводы пьес Шекспира (А.И. Дружинина, Н.М. Сатина, А.А. Григорьева, П.И. Вейберга и другие), которые следовали принципам реалистического стиля. Возникли благоприятные условия для осуществления издания переводов полного собрания сочинений.

Итак, первая половина XIX столетия стала для русской литературы и культуры эпохой активного освоения шекспировского наследия. Объективно оценивая этот этап в истории эволюции русской художественной, литературной и критической мысли, его смело можно назвать «шекспировским». По количеству публикаций переводов исследовательской и критической литературы, постановок пьес Шекспира Россия уступала только Англии, Америке и Германии, оставив даже Францию далеко позади, причем к концу XIX века интерес к Шекспиру только усиливается, кроме многочисленных переводов отдельных пьес, появляются полные собрания сочинений.

Первым переводчиком всех сочинений Шекспира на русский язык был врач по профессии, друг А.И. Герцена и В.Г. Белинского Н.Х. Кетчер (1806—1886). Страстный поклонник Шекспира, он настолько дорожил каждым словом великого драматурга и с трудом соглашался опустить хотя бы одно. Позднее похожую позицию сохранения оригинального текста Шекспира занимал М.М. Миронов. Переводы Н.Х. Кетчера всегда отличались близостью к подлиннику, тщательностью и точностью, но проигрывали в поэтичности, были выполнены тяжеловесной прозой. Впрочем, отметим, что его перевод драматических сочинений Шекспира (1841—1850) появился почти на сто лет позже аналогичного прозаического перевода на немецкий язык К.М. Виланда. Но ко времени перевода Н.Х. Кетчера Шекспир был уже сыгран на русской сцене, оказал огромное влияние на становление творчества самых значительных русских писателей, это скорее академическое, научное освоение творчества великого драматурга.

Дословный прозаический перевод «слово в слово» и вправду способен сохранить точность слов, но ценой такого перевода была утрата духа поэзии подлинника. Подобным образом за прозаический перевод брались не только в следствии отсутствия поэтического дара. Прозаический перевод дает возможность точно передать значение слов. Обычно дословные переводы необходимы для научного анализа, филологической критики текста, чтобы понять буквальный смысл оригинала, сравнить поэтические переводы, или создать подстрочник для будущих поэтических переводов.

В основном это делается для решения исследовательских задач, научного, а не художественного толка.

Перевод полного собрания сочинений Шекспира задумал В.Д. Костомаров, но успел издать только «Короля Иоанна» (СПб., 1864) и «Короля Ричард II» (СПб., 1865).

В 1865 г. к изданию собрания сочинений Шекспира в лучших отечественных стихотворных переводах приступил еще один близкий друг В.Г. Белинского переводчик В.П. Боткин (1811—1869), автор статей о Шекспире и его переводе на русский язык. Со второго тома издание возглавили известный русский переводчик Н.В. Гербель и поэт Н.А. Некрасов. Это собрание сочинений Шекспира с отдельными дополнениями и исправлениями получило широкое распространение и выдержало пять изданий (последнее под редакцией Д.Л. Михаловского, переводчика трагедии «Юлий Цезарь»).

Переводческим подвигом стала работа над стихотворным изданием всего Шекспира, которое осуществил А.Л. Соколовский. Работу над своим переводом он продолжал в течение 30 лет и закончил лишь в 1897 г. Первый перевод А.Л. Соколовского хроники Шекспира «Король Генрих IV» был напечатан в «Библиотеке для Чтения» (1860). Затем он участвовал в подготовке собрания сочинений Шекспира в упомянутом издании Н.В. Гербеля и Н.А. Некрасова. Для этого издания А.Л. Соколовский перевел двенадцать пьес: «Антоний и Клеопатра», «Зимняя сказка», «Король Ричард II», «Король Генрих IV» (две части), «Король Генрих V», «Король Генрих VI» (три части), «Перикл», «Ромео и Джульетта» и «Троил и Крессида». Однако в четвертом издании 1887—1888 гг. переводы А.Л. Соколовского были заменены новыми. По-видимому, это обстоятельство натолкнуло А.Л. Соколовского на мысль издать полное собрание сочинений Шекспира в собственных переводах. Каждая пьеса в переводе А.Л. Соколовского снабжена пространными историко-критическими эссе и пояснительными комментариями. Хотя в целом перевод А.Л. Соколовского имел литературные достоинства, но был растянут и многословен, переводчик недостаточно точен в подборе языковых эквивалентов, в ряде случаев он прибавляет не только отдельные слова, но даже образы и сравнения, которые отсутствуют в оригинале.

Полные собрания сочинений Шекспира были изданы в приложении к «Газете А. Гатцука» (1880—1889) и к журналу «Живописное обозрение» (первое издание — 1893). Последнее издание примечательно биографическим очерком Н.И. Стороженко. Еще будучи тридцатилетним преподавателем в Александровском военном училище и 1-й московской гимназии, он прославился пятью публичными лекциями о Шекспире. Несколько лет Н.И. Стороженко провел в Англии, где продолжал свои шекспировские штудии: написал статью «Шекспировская критика в Германии» («Вестн. Европы», 1869, октябрь и ноябрь) и защитил диссертацию на степень магистра «Предшественники Шекспира» (СПб., 1872). В1878 г. Н.И. Стороженко был избран одним из вице-президентов Нового шекспировского общества (New Shakespeare-Society). Н.И. Стороженко редактировал переводы книг по Шекспиру (Р. Женэ, М. Коха, Левеса, Г. Брандеса), писал театральные отчеты о постановках Шекспира, рецензировал книги о Шекспире. Примечательна его рецензия на объемистую монографию В.В. Чуйко «Шекспир, его жизнь и произведения» (СПб., 1889). Уже название рецензии («Дилетантизм в шекспировской критике») отражает отношение Н.И. Стороженко к книге автора о Шекспире. Стороженко был основоположником русского шекспироведения, сделал обстоятельный анализ творчества Шекспира, его предшественников и современников. Его работы получили международное признание, были переведены на другие языки.

Впрочем, были и те, кто выступал против научного шекспироведения. Например, Л. Шестов в книге «Шекспир и его критик Брандес» (1898).

Из всех дореволюционных публикаций сочинений Шекспира на русском языке самым авторитетным является роскошное издание Брокгауза-Ефрона под редакцией С.А. Венгерова (1902—1905). Кроме переводов, уже изданных Гербелем и другими (П.И. Вейнберга, П.П. Гнедича, Аполлона Григорьева, А.В. Дружинина, П.П. Козлова, А.И. Кронеберга, Всеволода Миллера, Фед. Миллера, Н.М. Сатина), в собрании сочинений представлен новые переводы Зинаиды Венгеровой, П.П. Гнедича, А.В. Ганзена, И. Лихачева, Минского (Н.М. Виленкина), А.М. Федорова, Н.А. Холодковского, О.Н. Чюминой. Все пьесы сопровождены вступительными статьями и комментариями. Иллюстрациями к этому изданию стали работы, написанные на шекспировские темы выдающимися художниками XVIII и XIX столетий.

В переводческой деятельности послереволюционного периода наметились два основных этапа развития. Первый (1930—1940-е годы) был отмечен стремлением приблизиться к подлинному тексту, что сказалось в воспроизведении сложных образов и метафор Шекспира, сохранении разностильности языка, вплоть до «грубости» шекспировских изречений. В этом духе созданы переводы А. Радловой, М. Лозинского, М. Кузмина. Новая переводческая манера была введена Б. Пастернаком, который отказался от дословности и стремился воспроизвести текст Шекспира живым современным языком. Его принципы воплотились в переводах С. Маршака, В Левика, Ю. Корнеева, М. Донского, Т. Гнедич, П. Мелковой, в которых сочетается необходимая точность с поэтической свободой и естественностью русской речи. Благодаря их переводам, Шекспира легче читать русским, чем англичанам, для которых ощутимым препятствием является архаический язык шекспировских пьес.